Муза и её художник — великолепный роман о великой дружбе

Удивительный роман Кристины Бейкер Клайн похож на картину. Вырисовывая детали двадцатилетней дружбы выдающегося художника XX века Эндрю Уайета и его музы Кристины Олсон, Клайн создает выдуманную историю, основанную на реальных фактах. «Картина мира», конечно, не совсем об Уайете, роман целиком и полностью посвящен удивительной Кристине, чей необычный образ на картине «Мир Кристины» — девушка в розовом платье, расположенная спиной к зрителям, сидящая на выжженной траве на фоне старого дома, скрюченные руки, развивающиеся волосы, странная поза, — прославил художника.

Кристина Бейкер Клайн. Картина мира. М.: Фантом Пресс, 2017. Перевод с английского Ш. Мартыновой.

Именно репродукция «Мир Кристины», попавшая к Клайн еще в детстве, вдохновила ее на написание романа. Завороженная загадочным сюжетом картины, Клайн сочинила в юности о необычной девушке множество историй, пока наконец не пришла к изучению ее биографии и не решилась написать свою (на этот раз художественную) о храброй, умной и сильной Кристине.

Роман имеет две временные линии: 1939-1948 года, когда произошло знакомство юного 22-летнего Уайета с замкнутой таинственной женщиной, вдвое старше его, и началась дружба этих, казалось бы, столь разных людей; и время до Уайета, 1896-1938 года — детство, юность, взросление Кристины, ее первая влюбленность, потеря близких, любимой Маммеи (бабушки), мечтающей вновь путешествовать, родителей, так до конца не понявших Кристину, братьев, женившихся и переехавших из отчего дома Хэторнов-Олсонов, что располагается не холме близ океана в Кушинге, штат Мэн.

Истории из разных времен перетекают одна в другую. Клайн создает удивительное сюжетное полотно, по цветовой гамме напоминающее картины Уайета: приглушенные тона, детали-метафоры, всплывающие то тут, то там — скат, раковина-камея, Поцелуйная Бухта, ставшая последним пристанищем для инвалидной коляски, отринутой Кристиной. Каждая деталь картины «Мир Кристины» оживает: розовое платье, напоминающее нежный чуть блестящий оттенок внутренней поверхности раковины; таинственный семейный дом с жителями-призраками, пришедшими в Кушинг из Сэлема, дом-пристанище и одновременно дом-тюрьма; образ девушки, навсегда оставшейся юной.

Эндрю Уайет. Мир Кристины. 1948
Эндрю Уайет. Мир Кристины. 1948

У Кристины Олсон с детства развилась болезнь, в результате которой ей было тяжело передвигаться, ноги не слушались, она часто падала. Не раз и не два в романе встретятся эпизоды с тяжелым передвижением Кристины, описание ее чувств, ее неуклюжести, взглядов со стороны точно позволят читателю понять всю тяжесть ее положения, которое с каждым годом только ухудшалось.

Когда Кристина встретила Уайета, ее нижняя часть тела была почти парализована, пальцы рук уже не слушались, не могли справиться с выкройкой платья. Но Кристина никогда не сдавалась: в детстве она сбежала от врача, в результате чего родители наказали ей больше не жаловаться на свое положение. С тех пор не только ни одного слова о боли суставов (только мысль), но ни одной просьбы о помощи нельзя было услышать от этой волевой девушки. Всю жизнь она работала по хозяйству на равных, готовила, стирала, сушила белье, помогала родителям, шила одежду трем братьям. А когда было совсем трудно передвигаться, помогала себе локтями, упираясь ими в стены при подъеме на второй этаж, зачерпывая ими землю при передвижении по полю. Инвалидную коляску она предпочла уничтожить. Не хотела зависеть ни от кого и ни от чего. И в итоге дала слабину, боясь потерять последнего брата, отчаянно желая привязать его к себе, к дому, оставить в вечных холостяках.

Родители отобрали у Кристины не только голос жалости, но и возможность получить образование, тем самым закрыв ей путь в мир, оставив ее навечно привязанной к родовому дому. А она была лучшей в школе, лелеяла надежды на лучшую жизнь в большом городе, который оказался в итоге не приспособлен для ее ног.

Вся жизнь Кристины представляет собой размеренное существование. В какой-то момент кажется, что в ней нет никакой цели, нет смысла. Если бы не неожиданная встреча, с которой начинается роман. Между Кристиной и Уайетом так мало слов, но так много понимания. Клайн удается показать это с помощью нескольких штрихов — подчеркнутая хромота Уайета, его жизнь-созерцание, углубление в детали, дабы постигнуть суть вещи, чтобы воссоздать ее с помощью красок. Поле на картине «Мир Кристины» Уайет рисовал пять месяцев — почти полгода только травинка к травинке.

«Картина мира» — красивейшая романтическая история о великой дружбе, которая нечто большее, чем просто общение двух людей. Этот текст — это молчание вдвоем, длительная тишина, за которой вдруг раздается точное слово, жест, взгляд, улыбка, мазок кистью — прикосновение момента, который суть сама вечность.

Если вас заинтересовала публикация, ставьте «палец вверх» и подписывайте на канал PRO.KNIGI.
Кристина Бейкер Клайн
Кристина Бейкер Клайн