Мурзик VS мышь: неравные силы

Однажды мы опробовали Мурзика в качестве охотника. Мы же все знаем, что коты умеют ловить мышей, правда? Жаль, что Мурзику об этом никто не сказал.

Откуда в принципе в обычной панельной пятиэтажке появлялись мыши – мы так и не знаем. Ни помоек вокруг не было, ни полей с пшеницей. Однако как-то появлялись. Не то чтоб стадом приходили, но время от времени какая-нибудь шальная мышь забегала. Так было и в этот раз: в доме появилась мышь.

Где-то в области плиты раздалось неприличное шуршание, похрустывание и притопывание.

- Ну вот, - с отвращением констатировала маман, - мышь приперлась. Вот куда её теперь?!

Мама произнесла это так, будто мышь ей принесли на иждивение, и хочешь-не хочешь, а кормить её надо. Ну… строго говоря, это примерно так и было, потому что при виде живого и относительно беззащитного существа у моей мамы включается инстинкт наседки и она кидается на существо с удушающей заботой. Забота обычно заключается в калорийном питании. Так что не исключено, что если бы мышь познакомилась с маман лично, то она бы ушла из дома добровольно.

Что ни говори, а мыши мы были не рады. По двум причинам:

Первая – мышь противно скреблась, и в нас срабатывал извечный женский иррациональный страх: а вдруг она нас… что? Сожрет? Покусает? Задушит во сне? Нет, но страшно.

Вторая – мышь какала. Прямо там, где и закусывала – в духовке. А уж этого моя чистюля-перфекционистка-мама вынести не могла никоим образом.

Постановили – мышь изгнать или, в крайнем случае, умертвить.

Попытка первая – мышеловка

Призванный к решению проблемы отец предложил сущую банальщину – поставить мышеловку. Фи, решили мы – мышеловка! Это же садизм чистой воды! А если ей хвост прищемит или лапу? Она же будет пищать, и вообще. А если по башке долбанет – то насмерть. Жалко.

Тогда отец предложил вариант, когда-то испытанный мной на даче у тетки – сделать мышеловку из банки и бумаги. Тогда можно будет мышь просто вытряхнуть на улицу. О том, что вытряхнутая мышь, скорее всего, вернется обратно, мы думать не хотели. Зато гуманно. Мы вообще за гуманизм.

Сказано – сделано. Бумагу натянули, банку поставили, колбасы положили. Сели ждать. Мышь затаилась: явно чувствовала недоброе. Или копченую колбасу не любила. Когда мы через пару дней решили, что она обиделась за колбасу и ушла, мышь тихонечко поскреблась, сообщив, что ни фига. Она просто отлучалась по делам.

Колбасу заменили на сыр. А потом на сало. Сало мышь одобрила – украла. Снова положили. Снова украла. Мы заменили банку, потом бумагу на более тонкую – но и мышь совершенствовалась и изощренно издевалась над нами. Сало пропадало исправно.

Наконец, через неделю мышеловка сработала: поймала таракана! Этого уже мама не выдержала и выкинула таракана вместе с банкой. Нужно было что-то принципиально новое, неожиданное, чтобы застать мышь врасплох!

Попытка вторая – кот

- Ёлки-палки! – вдруг подумала мама вслух. – У нас же этот есть! Кот! Он кот или нет, в конце концов! – и перевела взгляд на сидящего у стола в ожидании рыбы Мурзика.

Мурзик напрягся:

- Ну… кот. И чо? Рыбы дай.

- А раз ты кот, вот и лови нам мышь! А то только жрешь и спишь, скотина! – и мама пихнула кота под зад. Мурзик немедленно упал: пока он стоял на лапах, его можно было вытолкать из кухни. Но стоило ему упасть, эту тушу уже ногой было не спихнуть. Так и лежал.

Однако мы уже вошли в раж. Ведь действительно – есть кот, зачем нам еще мышь? Осталось как-то донести до кота задачу. Надежды на инстинкт было мало: если уж инстинкт его на баб не срабатывал, глупо было надеяться, что сработает на мышь. Выход один: найти мышь, показать Мурзику и предложить её поймать. На что отец скептически сказал:

- Вы её сначала задушите, потом ему в пасть засуньте. Может, пожуёт. Охотничек…

Мы с мамой понимали, что он, конечно, прав, но ведь кот… а вдруг получится?! Вот только как их познакомить?

…Мышь приходила примерно в одно и то же время – когда мы ужинали. Нет, она не приходила желать нам приятного аппетита: видимо, трапезничала в это же время. Берегла желудок и не жрала на ночь.

И вот как-то раз, когда хрустенье показалось мне особенно громким, я резко распахнула дверцу духовки. Прямо посередине сидела мышь и жрала сухарь размером больше себя.

примерно вот так она выглядела
примерно вот так она выглядела

От неожиданности мышь замерла и посмотрела на меня. Я также остолбенело таращилась на мышь. Дальнейшее я помню до сих пор. Придя в себя через несколько секунд, мышь… нет, она не ломанулась сломя голову. Она неторопливо вцепилась в сухарь и потащила его за собой! В дырку, откуда обычно идет пламя и откуда она, видимо, и приходила внутрь. И тут – мышь пролезла, а вот сухарь – нет! Думаете, она его бросила? Щаз!

Она упорно начала пропихивать сухарь в дырку – методично и настойчиво. И было явно видно, что она не остановится, пока не добьется своего. Мне ничего не стоило просто взять и долбануть ее, например, поварешкой, которая как раз была у меня в руке. И готово: ни одна мышиная голова не выдержит удар поварешкой. Почему я этого не сделала? А фиг знает!

У меня в голове всё смешалось в кучу: отвращение к грызуну, мышиный труп, мамины слёзы, кот должен ловить мышей… Точно! Кот! Пусть он ее поймает!

Я ринулась в комнату, Мурзик, как обычно, спал на диване, мыши ему и в страшном сне не виделись. Я схватила кота и потащила на кухню. Ничего не понимающий спросонья Мурзик вяло сопротивлялся. Наконец, я его доперла до духовки: как я и думала, мышь всё еще пыхтела под сухарем. Я ничего умнее не придумала, как скомандовать: «ФАС!». Ну а что я еще должна была ему сказать?

Мурзик мышь не видел в упор. И не слышал. И не хотел на это смотреть. Он молча таращился на меня:

- Ты дура или нет? Так будить – это совсем долбануться надо! Такой сон, такой сон!

Я приподняла кота и тыкнула его мордой в духовку:
- Фас, Мурзик! Смотри, там мышь! Убей ее!

Наконец, кот узрел грызуна! Он моментально изменился: сон улетел, хвост поднялся трубой, шерсть на загривке встала дыбом, глаза засверкали, кот зашипел и издал утробный боевой клич.

«Началось!» - восхищенно подумала я, любуясь и гордясь своим питомцем. Ах, как он ее сейчас! А отец не верил! Вот же – охотничек! Ну сейчас тебе, голубушка, свет не мил станет!

Еще секунда! Еще один вой, от которого мурашки побежали по коже, а соседи, наверное, побледнели и поседели. И!... кот с грохотом промчался по дверце духовки и исчез в комнате.

Фиаско.

Мышь, разумеется, так и не доела сухарь. Мурзика я нашла под креслом с выпученными глазами и прижатыми ушами. Я боялась, как бы он не обоссался, потому что убирать пришлось бы мне. Такого разочарования я больше, наверное, никогда не испытывала. Даже с мужчинами. В этом смысле Мурзик закалил меня навеки, что тоже неплохо.

Пришедшая вечером мама даже не удивилась. После антресолей с банками доверия к коту у нее осталось мало. А Мурзик даже не вышел вечером к рыбе – боялся зайти на кухню.

И всё-таки положительный момент был – мышь больше не появилась. Видимо, сдохла от смеха.