О любви, чувстве юмора и мышках

19 August 2019

А помимо трансгендерных кур деревенские выходные порадовали меня еще одним замечательным событием. Я потрогала – внимание! – полумифическую кошку Мусю!

Причем потрогала очень качественно, а не просто так пальцем издалека потыкала, представляете?! Погладила, можно сказать.

Хотя причина, честно говоря, нерадостная…

Когда мы приехали, моя свекровь сообщила, что бабуля приболела. И это, конечно, очень грустно, потому что бабуля – очень замечательный человек, и мы все её глубоко и искренне любим. Слава богу, всё оказалось не очень страшно, просто у бабули прихватило ноги, и она отлеживалась. Ну, как отлёживалась… Моя свекровь вела по этому поводу напряжённую войну с переменным успехом:

- Мама! Ну куда ты опять поскакала?! Лежи, ради бога! Скажи, что надо, мы всё принесём!

Бабуле скоро 90 лет, поэтому представьте, как она «скакала», однако и лежать её действительно не заставить.

- Ну в туалет мне можно сходить-то?! Или тоже мне принесут к дивану?!

И бабуля тайком пытается умотыльнуть в огород. Но буквально на последних метрах к сеням её перехватывает бдительная сноха (моя, стало быть, свекровь):

- Мама?!
- Да уж сколько лет мама! Прабабка уже!
- Мама, у тебя же ноги!
- И руки ещё! И спина! И что ж теперь, лечь да помереть?
- Да тьфу на тебя…
- Ну спасибо, - ехидно ворчит бабуля и всё-таки возвращается на диван.
- Ну что ты с ней будешь делать? Шагу не даёт ступить! – ябедничает мне бабуля тайком, чтобы сноха не слышала. – Всё лежи да лежи, все бока уж отлежала.
- Ну что ты с ней будешь делать?! – ябедничает мне свекровь тайком, чтобы свекровь не слышала, - бегает и бегает, а у неё ноги!
- Ноги, крылья… - не удерживаюсь я, - главное – хвост!
- Да ну тебя, - обиженно хмыкает свекровь.

Она никак не может привыкнуть к моему специфическому чувству юмора.

А я иду потрындеть к бабуле за жизнь. И тут – я аж офонарела! – на диван, а точнее, на бабулины колени, запрыгивает Мифическая Кошка по имени Муся.

Увидев меня глаза в глаза, Муся замирает в лучших традициях трагического театра. Замирает настолько, что теряет равновесие, как керамическая и, так и оставшись с задранной лапой, медленно падает спиной назад (или вперед?). На секунду у меня мелькнула мысль, что она разобьётся вдребезги, и свекровь мне этого никогда не простит.

Меня (и Мусю) спасла бабушка: молниеносным движением (ну а чо, у нее же ноги, а не руки!) она перехватила Мусю за шкварник и втащила её на диван. Муся, остолбенев от неожиданности (или от ужаса, я так и не поняла), дала себя втащить в том же положении, в каком валилась на пол.

Я не шевелилась. Во избежание, так сказать… Через несколько минут Муся расслабилась и полезла обниматься. Не ко мне, конечно, а к бабуле.

Вообще-то, Муся считается кошкой моей свекрови. Но и я, и кошка, и бабуля знаем, чьей себя считает на самом деле Муся. Теперь и вы знаете.

И представьте себе, насколько сильна Мусина любовь к бабуле, если она ПРИ МНЕ не свалила в туманную даль. Более того (!) она позволила МНЕ почесать СЕБЯ за ухом!!! Я вообще не очень люблю такое количество восклицательных знаков, но в данном случае иначе не отреагировать, сами понимаете, да?

А это я прям ее почесала. Сама в шоке.
А это я прям ее почесала. Сама в шоке.
- Лечить меня пришла, - сказала бабуля, поглаживая кошку. – Так-то она только ночами приходит, а вчера-сегодня трётся и трётся.

Муся в подтверждение громко затарахтела, полностью игнорируя моё присутствие.

- Мышей вам не носит? – поинтересовалась я.
- Домой не носит, - засмеялась бабуля, - ей же запретили. А в окно мне показывает, да. И мышей, и ящериц. Хорошая кошка.

Муся приносит подношения на подоконник спальни, а свёкор выбрасывает их тайком, пока супруга не видит.

- А то крику будет! – шёпотом по очереди рассказывают они мне (не кошка, конечно, а бабуля со свёкром).

Эт да… уж что-что, а кричать при виде невинной мышки моя свекровь умеет, поэтому Муся действует в обход.

- Опять обзываетесь? – обижается свекровь. – А я вот вас обедать не позову!
- Ну что вы! Мы вас так любим, мама! – я страшно люблю эту фразу из старой рекламы, может, помните.
- Да ну вас!