Три неудачных способа избавиться от мышей

примерно так Марысь смотрел на мышь
примерно так Марысь смотрел на мышь

То непрекрасное утро как-то с самого начала не задалось… А потом ещё и это…

Накануне я-таки решила избавиться от мыши в моём кабинете. Мало того, что из-за неё все припасы хранились в жестяных банках, так она ещё и шелестела прямо в процессе ежедневных планёрок! Ну неудобно прям перед людьми!

А в последние дни мышь освоилась настолько, что выходила прогуляться даже в разгар рабочего дня. Причём выходила вальяжно, старательно делая вид, что кроме неё тут никого нет. Я, конечно, не претендую на статус вип-персоны, но чтобы меня игнорировала мышь?! Это, извините… На мои крики и даже топот мышь обращала внимание примерно как я на проезжающие машины: слышу, но реагировать не считаю нужным.

Кульминацией стало дефиле мыши во время визита одной престарелой дамы «по важному вопросу». Дама видом нагло шествующей особи оскорбилась почему-то на меня: ей показалось, я грызуна подговорила из личной к ней, даме, неприязни. И она, дама, сильно возмутилась. Да так, что её возмущённый выкрик заставил напрячься всех работников нашей конторы. Но уже не поседеть, ведь к подобному проявлению чувств они уже как бы привыкли (об этом читайте тут и здесь). Так, слегка вздрогнули и дальше работать.

И когда дама пришла в себя и оскорблённо удалилась, я решила, что пора. Пора решаться.

Попытка номер 1: отрава

Вы, может, спросите, почему мы, допустим, мышей не потравим? Вызвали СЭС – и всех делов. Ну… потому что мышь от отравы, знаете ли, дохнут. И добро бы они уходили красиво – допустим, в сад под черёмуху. Так нет! Они дохнут прям там, где живут! А именно – в стенах нашей убогой конторы.

Как я уже писала, офис наш располагается в здании почти послевоенной постройки. Несмотря на довольно приличный внешний вид, я даже не знаю, что там внутри, под сайдингом. Возможно даже, что фанера… Или что там после войны было? Поэтому каждую осень в стенах конторы уютно селятся целые стада мышей. Полагаю, за много лет у них появились родовые гнёзда, передаваемые из поколения в поколения. Возможно даже, что они ведут баталии за лучшие дырки в стене – на эти мысли наводит периодический бурный писк и громкая возня, пугающая впечатлительных юных стажёрок и практиканток. Одна даже упала в обморок. Практикантка, не мышь.

Словом, однажды мы-таки сделали покушение на отравление. О чём очень скоро пожалели: какая-то мышь всё же сожрала приманку и преставилась. Нам колоссально повезло, что она сделала это в уборной. Возможно, хотела глотнуть воды перед смертью или утопиться, чтоб не мучиться. Но не успела. Да что там, она даже не успела вылезти из стены! Вот что страшно!

В общем… сами понимаете, законы природы и всё такое… Смерть мыши мы переживали ужасно – причем в самом прямом смысле. В туалет-то хочется, как ни крути. Ну и… Хорошо, что уборная – не то место, где принято проводить время. С мышиной смертью это время стремилось к нулю.

Так я вам скажу – время разложения одного мышиного трупа – примерно полтора месяца. Хотите – проверьте. Но не рекомендую.

Попытка номер два: ультразвук

Водитель дядя Юра после трагической мышиной смерти стал настоятельно рекомендовать мышей не убивать, а выпугивать. И даже показал личную пугалку.

Ээээ…. Ничего неприличного, не подумайте. У продвинутых дачников, оказывается, есть такая штука, которая пугает грызунов каким-то там ультразвуком. Предполагается, что кроме мышей, кротов и прочих крыс пугалку никто не слышит. Особенно люди. И владельцы пугалок очень свои агрегаты хвалят, мол, помогает просто на ура.

Ну… что я вам скажу. Похоже, я крыса.

Дядя Юра притащил штуку и сказал:

- Ща включу. Правда, я батарейки давно не менял, но если вот тут лампочка загорится – значит, работает.

И нажал на кнопочку. Не знаю, что почувствовали мыши, решили они уйти сразу или ещё подумать, но я мгновенно почувстовала, что ещё пару минут – и выселюсь я. Причём окончательно. Оказывается, я хорошо слышу ультразвук. И оказывается, это та ещё гадость.

Дядь Юра с подозрением покосился на меня, но пугалку выключил и почесал в затылке:

- Не срослось… Ну, тогда клей.

Попытка номер три: клей

Так я узнала, что есть ещё и такая штука – клей для мышей. То есть от мышей. По теории – мажешь клей на картонку, в серединку кладешь вкусненькое, мышь это видит, бежит к еде и застревает в клее. Так мне объяснил дядя Юра. И даже вызвался разложить картонки в стратегических местах.

"Сомнительно что-то", - подумала я. Какая-то мысль не давала мне покоя, но я не могла её оформить. Так картонка с клеем оказалась в моём шкафу, где хранились банки с чаем и печеньем.

То непрекрасное утро как-то с самого начала не задалось…

Поэтому в кабинет я вошла в ужасном настроении, с грохотом споткнулась о кресло, опрокинула корзину для бумаг и, наконец, догадалась включить свет. Наконец, всё затихло, я решила выпить горячего чаю и вспомнила! Ёлки… у меня ж там картонка лежит… А вдруг там мышь?!

Прислушавшись, я поняла, что права. В шкафу кто-то скрёбся и – о ужас!!! – тихо попискивал. Мне стало плохо: я поняла, какую мысль вчера не могла поймать. Ну конечно! Мышь пришла, приклеилась – а дальше?! Дальше мысль не работала…

Тут из коридора плавно втянулся Марысь, приходящий кот.

- О! Ты вовремя, котик. Ща будем тобой ловить мышь!
- Мной? Да я вообще-то не за мышью, - затарахтел кот. – Пакетик дашь?

Но я была непреклонна: сначала он должен убить мышь.

Я выдохнула и решительно распахнула дверцу.

Разумеется, она была там. И разумеется, так, как я видела в ужасных мыслях: приклеившись передними лапами и мордой, мышь представляла собой душераздирающее зрелище. Самое ужасное, что задними лапами она ухитрилась протолкать картонку вглубь, перемазав попутно клеем все банки с печеньем. Я узрела слабо шевелящийся мышиный хвост и задние лапы. Зрелище, я вам скажу, не для слабонервных.

Я не слабонервная. Я даже не заорала. Главным образом потому, что у меня перехватило горло от жалости и отвращения. Наконец, я подтащила к шкафу Марыся и сказала:

- Мышь, смотри, там мышь! – и для ясности потыкала пальцем. Кот осторожно понюхал палец и посмотрел на меня:
- Мышь??? Где?
- Да вот же! Мышь! Убей её, она мучается!

Кот, наконец, увидел лапки и… Зашипел, подняв дыбом шерсть и хвост. Я обрадовалась: сейчас он её прикончит! Но кот перевел на меня взгляд, полный отвращения, ужаса и недоумения:

- Я должен ЭТО убить?
- Да! Задуши же её!
- Нафиг-нафиг! – Попятился кот и вывалился из шкафа. – Это не мышь. Я не знаю, что это. Что-то я уже того… не хочу есть… Я пойду. – И Марысь бочком упятил в коридор.

А я захлопнула дверцу, и села ждать дядю Юру. Понятно, что попытка номер три тоже провалилась. Я не могла себе представить, что каждое утро буду находить такую гадость. К тому же этот клей, зараза, не отмывается ничем, имейте это в виду. И чаю уже как-то расхотелось.

Пришёл дядя Юра. Привычно унёс мышь и сочувственно сказал:

- Что-то не складывается у вас с грызунам, я смотрю…

Что он имел в виду?

А мыши, кстати, так и живут, да… Ищем четвёртый способ.