Вегетарианская диета для Урсы

24.06.2018

Урса вообще всегда любила пожрать. А, собственно, какая крупная собака пожрать не любит? Тут и ума особого не надо. Жричёдали – и всё.

Хотя тут я, конечно, перегнула. Учитывая любовь моей тётке к готовке, Урсе и – отдельно – к хорошим едокам, было бы опрометчиво утверждать, что собаке перепадало что попало с хозяйского стола. Нет. У Урсы была не только персональная миска, но и личная кастрюля, сковорода и вообще полный набор кухонных инструментов. Предупреждая вопросы, скажу – а потому что тогда не было никаких кошачье-собачьих кормов в пакетиках. Кормили бедолаг вот прямо тем, что сами ели. Травили животин почём зря…

Впрочем, животины не жаловались. Ну, это я за тёткиных ручаюсь. Ну и за Мурзика нашего – тоже, да. За других не стану, мало ли что.

А вообще, удивительно, как в моей тётке уживается (ну да, и сейчас тоже, ведь она, слава богу, живёт и здравствует) одновременно любовь к животным, и к людям. По себе знаю, что чаще всего – либо одно, либо другое. Ещё чаще – никакой любви вообще, сплошной конформизм. А вот чтобы и туда, и сюда – это прям редкость, да.

Словом, жила себе Урса, на кормёжку не жаловалась. И никто не подозревал, что собаке чего-то в жизни для счастья не хватает. А я вот выяснила! Правда, случайно, и к тому же, не самым удачным образом, но уж как получилось. Меня никто не учил.

А начиналось-то всё как хорошо! Дача, солнышко, малина поспела… Да, малина! Именно она. Малины в тот год было полно. Мы всем дружным семейством выперлись на сбор и буквально к обеду насобирали шесть больших вёдер этой самой малины. Шесть. Вёдер. Малины! Даже сейчас, 25 лет спустя, я захлёбываюсь слюной при одном воспоминании. А уж тогда!..

Моя родня всегда строго подходила к учёту поспевшей ягоды – будь то малина, клубника или смородина – и ещё при обходе кустов бабушка и тётки чётко прикидывали, сколько варенья получится «накрутить на этот год». И знаете, опыт! – ошибались буквально на одну банку. Я варенья не любила ни тогда, ни сейчас, а на свежую ягоду у меня всегда был аппетит. Учитывая, что я приезжала всё-таки в гости, к тому же из другой страны, где столько ягоды не растет, тётки, скрепя сердце, выдавали мне на откуп несколько грядок с клубникой и целый ряд малины.

Я, конечно, залезала и на запрещённые кусты и грядки, но все старательно делали вид, что не замечают нарушений. Но в этот памятный год, сидя на скамейке, я не могла нарадоваться, глядя на шесть малиновых вёдер. Аромат сбивал с ног даже видавших виды пчёл. Или с чего он там их сбивал? С крыл? Ну, неважно.

А рядом со мной сидела и заворожённо глядела на эти же вёдра Урса. Она сидела неподвижно, а из раскрытой пасти свисал язык, с которого капала слюна.

- Урса! Ты что, тоже малины хочешь? – удивилась я. Урса молча улыбнулась и замолотила хвостом. Она хотела. Я могла себе позволить быть щедрой: тётки разрешили мне взять себе одно из вёдер. ЦЕЛОЕ ВЕДРО МНЕ ОДНОЙ! Это они, конечно, неосмотрительно сделали.

Ну, они просто не думали, что одна, в общем-то, небольшая девочка сможет осилить 20-литровое ведро малины. Да и кто бы подумал?! И я не думала. Я начала есть.

Прям горстями… Ну и, разумеется, дала попробовать Урсе – зря, что ли, она так на неё смотрела? Урса малину одобрила. И не что одобрила, а ВЕСЬМА! Первую горсть она буквально вдохнула, даже не поперхнувшись. И вторую, и третью. И десятую. После трети ведра мы с ней слегка выдохнули – малину никто не отбирал: все немножко офигели от неожиданности и, видимо, проморгали момент, когда надо было нас остановить. Ну а потом стало интересно, на сколько нас хватит.

После полуведра мы с Урсой, наконец, начали смаковать. Сидели и добрым взглядом провожали всех, кто приходил посмотреть, живы мы там ещё или уже можно выносить.

Да что там говорить… Доели мы эту малину, конечно. Фигня вопрос – 20 литров малины. И даже меньше – на двоих всего-то по 10 литров, не о чем и говорить!

Расплата

Ночь выдалась весёлой. Худо мне стало уже к полуночи. Я долго не могла понять, что за фигня – то душно, то холодно. То голова кружится. Будить взрослых я стеснялась. Под утро я выползла на крыльцо охладиться. Вслед за мной выползла Урса. Я как-то сразу поняла, что она чувствует себя так же, как и я. Тут до меня и дошло. Малина!

И тут нас начало, пардон, полоскать… Обеих одновременно. Мы сползли с крыльца и уделали бабкины любимые пионовые кусты. Благо к тому времени уже давно отцвели. Зато нам сразу стало очень хорошо! Мы повеселели и поползли обратно на ступеньки. Укрывшись старой Урсиной подстилкой, мы привалились друг к другу и задремали. Так нас утром и обнаружила ранняя пташка – бабушка, отправившаяся в дальний деревянный домик.

Бабушка была человек тактичный. Если она и поняла, что что-то не так, то ни слова мне не сказала. Только вежливо удивилась, что я решила ночевать на холодных ступеньках, а не в теплой постели. Подумала – у подростков свои причуды, может, гормоны скачут? Она все-таки была медик и в некоторых вещах разбиралась. По крайней мере, кости вправлять она точно умела.

Проснувшаяся следом тётка была менее тактичной. Добрая по натуре, она сразу начала громко верещать, что она «так и знала! Нечего было лопать столько ягоды! Разве так можно?!» ну и в том же духе.

Спорить с ней у нас с Урсой не было сил. Поэтому мы переползли с крыльца в дядину мастерскую под крышей: там было тихо, уютно пахло опилками, и туда никто кроме дяди не лазал, потому что лестница была довольно крутая, а габариты тётки внушительны. Она предпочитала не рисковать. (подозреваю, что мой добрый дядя сделал такую лестницу специально. Хотя озвучивал совсем другую версию о нехватке места).

В мастерской, закопавшись в опилки, мы с Урсой и продрыхли благополучно до вечера. Ближе к обеду дядя поднялся было с вопросом, не хочу ли есть, но, увидев наши бледно-зеленые морды, задумчиво пробубнил в усы:

- Нда… ты, наверное, пока не голодная… Ну ладно. Спускайтесь, как проспитесь.

Ей-богу, если бы я подростком нечаянно набухалась и мучилась с похмелья, я бы предпочла явиться не домой, а в этот дом, к этим людям.

Ну и, собственно, всё. Наутро мы с Урсой прекрасно себя чувствовали. А когда родня ехидно поинтересовалась, не хотим ли мы малинки, мы обе с энтузиазмом отреагировали положительно: я закивала, а Урса замахала хвостом так, что её снесло в канаву с водой. Одна тётка на это только повертела пальцем у виска, а вторая тётка мстительно сказала:

- А нету!

Ну что ж… зелёный горошек тоже неплохо пошёл. И Урсе понравился.