Прорывист
14 268 subscribers

Что не так с приказом Ежова №00447?

1,6k full reads
Нарком НКВД Н. Ежов
Нарком НКВД Н. Ежов

Мировая буржуазная пропаганда с первых лет революции широко применяла фальшивки в борьбе против «большевистской заразы». Так, в 1925 г. работала целая сеть фабрик по производству фальшивых документов, нацеленных на дискредитацию советской власти и Коминтерна: в Берлине — фабрика Дружеловского, в Вене — фабрика Якубовича, в Лондоне — фабрика Синклтона, в Китае — фабрика Кедрливанского. Виднейшие из фальсификаторов состояли на службе этих государств или ряда государств одновременно, получая заказы и поставляя нужные «документы». Подробнее об этом можно прочесть в книге «Антисоветские подлоги. История фальшивок».

Но главная фабрика фальшивок была организована гораздо позднее, в недрах оппортунистической КПСС. Идеолог «перестройки» А. Н. Яковлев в своих воспоминаниях писал:

<…> Начался новый виток разоблачения „культа личности Сталина“. Но не эмоциональным выкриком, как это сделал Хрущев, а с четким подтекстом: преступник не только Сталин, но и сама система преступна.
Большевизм не должен, в конечном итоге, уйти от ответственности за установление диктатуры, направленной против человека, его чести и достоинства, его свободы. В результате преступных действий большевистской власти погублено более 60 миллионов человек, разрушена Россия. Большевизм, будучи разновидностью фашизма, проявил себя главной антипатриотической силой, вставшей на путь уничтожения собственного народа. Эта неудержимо злобная сила нанесла немыслимый ущерб генофонду народа, его физическому и духовному здоровью.
Во имя спасения страны и всего мира необходима последовательная и решительная дебольшевизация государства и общества.
Большевизм — социальная болезнь XX века».
А.Н. Яковлев, с 1987 член Политбюро ЦК КПСС, один из идеологов перестройки
А.Н. Яковлев, с 1987 член Политбюро ЦК КПСС, один из идеологов перестройки

Ну а себя Яковлев, соответственно, считал доктором, чья миссия — излечить общество от этой «болезни». А теперь, товарищи любители истории, постарайтесь честно ответить сами себе на вопрос: мог ли человек с этими убеждениями пойти на массовую фальсификацию документов, разумеется, «во имя спасения страны и всего мира»?..

В 1992 году в газете «Труд» в откровенно пропагандистской статье под заголовком «Расстрел по разнорядке» был опубликован текст «Оперативного приказа Народного комиссара внутренних дел Союза ССР №00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов"». Именно с этого приказа по официальной версии был запущен кровавый маховик сталинских репрессий. Что же, держа в голове, какой человек был ответственен за обнародование документов, давайте спокойно и обстоятельно рассмотрим содержание ежовского приказа.

1. "Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпосёлков".

Материалами следствия устанавливается вина, а не число антисоветских элементов и прочих преступников в населённых пунктах. Это устанавливается в ходе оперативно розыскных мероприятий, проводимых оперативными сотрудниками правоохранительных органов.

2. Разве ВЧК-ОГПУ-НКВД до 13 июля 1937 года не существовал? Или все кулаки и прочие враги только за неделю до издания приказа сбежали из мест ссылок и заключений и начали вести антисоветскую деятельность? Пока Ежов свой приказ не подписал, сотрудники НКВД прохлаждались, дожидаясь пинка от наркома?

3. Смотрим Постановление Политбюро, которое стало основанием для «Оперативного приказа»:

"ЦК ВКП(б) предлагает всем секретарям областных и краевых организаций и всем областным, краевым и республиканским представителям НКВД взять на учёт всех возвратившихся на родину кулаков и уголовников с тем, чтобы наиболее враждебные из них были немедленно арестованы и были расстреляны в порядке административного проведения их дел через тройки, а остальные менее активные, но всё же враждебные элементы были бы переписаны и высланы в районы по указанию НКВД".

Мы видим, что Ежову было дано указание репрессировать только кулаков и уголовников, и только «возвратившихся на родину». А кого Ежов приказывает репрессировать? Что это за самодеятельность со стороны наркома НКВД?

4. Перечисление всех подлежащих репрессиям заканчивается вот таким странным пунктом:

"9. Репрессии подлежат все перечисленные выше контингенты, находящиеся в данный момент в деревне – в колхозах, совхозах, сельскохозяйственных предприятиях и в городе – на промышленных и торговых предприятиях, транспорте, в советских учреждениях и на строительстве".

Выходит, что если враг народа живёт в деревне и не состоит в колхозе, совхозе, на сельхозпредприятии – то его нельзя трогать? Если он частник-скорняк, шьёт на дому уздечки, то может свободно заниматься антисоветской агитацией? Но и в городах приказ не предписывает репрессировать безработных контрреволюционеров.

5. Сам Ежов, интересно, знал, что он был в одном лице и нарком НКВД, ЦИК и Верховный суд в полном составе вместе с их председателями? Кто дал полномочия наркому самому определять меру наказания и предрешать приговоры?

6. Чтобы статистики НКВД не мучились со счётом, в контрреволюционные организации принимались враждебные Советской власти граждане, пока число врагов не достигнет круглой цифры.

7. "Утверждённые цифры являются ориентировочными. Однако, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имеют права самостоятельно их превышать. Какие бы то ни было самочинные увеличения цифр не допускаются.

В случаях, когда обстановка будет требовать увеличения утвержденных цифр, наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны представлять мне соответствующие мотивированные ходатайства".

Не попал ты в круглое число врагов, веди антисоветскую деятельность, пока сам Ежов не разрешит, тебя трогать не будут!

8. "На каждого репрессированного собираются подробные установочные данные и компрометирующие материалы... Нарком внутренних дел, начальник управления или областного отдела НКВД рассматривает список и даёт санкцию на арест перечисленных в нем лиц".

«На каждого репрессированного…» - уже расстрелянного? Правильно было бы написать: «На каждого подлежащего репрессированию». Что такое компрометирующие материалы? Половая связь с соседкой? Ещё нарком внутренних дел, начальник управления НКВД «рассматривает список». Не материалы, а список. Что он в списке рассмотрит? Вычеркнет знакомые фамилии?

9. "На основании утвержденного списка начальник оперативной группы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка".

Никаким ордером никакой арест оформить невозможно. Постановление следователя. Более того, с момента принятия Конституции СССР 1936 года – санкция прокурора или решение суда.

Ордер – не процессуальный документ, чтобы им что-то можно было оформить. Ордер выдаёт следователь или начальник следственного органа лицу, сотруднику, не ведущего расследование дела непосредственно, как документ, удостоверяющий полномочия этого лица на проведение процессуального действия по поручению следователя. Вместе с ордером лицу, в отношении которого проводится процессуальное действие, в обязательном порядке предъявляется постановление об избрании меры пресечения (ареста) или постановление на проведение обыска.

Не говоря о том, что в приказе указано об обязательном порядке изъятия предметов, запрещённых в гражданском обороте, само хранение которых уже является поводом для возбуждения уголовного дела.

10. "1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело.

Следствие проводится ускоренно и в упрощённом порядке. В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.

2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки.

К делу приобщаются: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учётный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение".

«К делу приобщаются … материалы, изъятые при обыске…». Какие? Хлопчатобумажные? К следственному делу приобщаются не материалы, а вещественные доказательства. Что имеется ввиду под агентурно-учётным материалом – неизвестно. Потому что такого понятия в ОРД нет. Можно подозревать – сообщения агентов о противоправной деятельности арестованного.

Сообщения агентов не являются доказательствами. Это всего лишь информация, подлежащая проверке. Любая папка с документами, в котором есть такое сообщение, сразу становится секретной. Секретные уголовные дела на почти 2 млн репрессированных, как говорит статистика Земскова? 2 млн секретных уголовных дел, в которые зачем-то подшиты сообщения агентов!

11. "Тройка" создана совершенно секретным постановлением Политбюро. Т. е. о её существовании знали только люди, имеющие допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. Получается, что людей расстреливают и по этапу отправляют в лагеря, а они не знают, какой орган их к этому приговорил.

12. Председатели троек из НКВД, а секретари республик и обкомов – простые члены. Чтобы сотрудник НКВД области командовал секретарём обкома? Звучит неубедительно.

Каждый третий в почти каждом списке членов троек – прокурор. Нарком НКВД, фактически, своим приказом предписывает прокурорским работникам войти в состав «тройки».

Положение с прокуратурой совсем невероятное, ибо Прокурор СССР не только не подчинялся наркому НКВД, но ещё и надзирал за НКВД и вообще за всеми органами власти в стране. Приказ, как минимум, должен быть совместным: наркома НКВД и Прокурора СССР, коль он касается работы двух ведомств.

13. Составы троек определены совершенно секретным приказом. Теперь уже осуждённые «тройками» не только не знали, какой орган их осудил, но и не знали – кто их осудил. А это не только 680 тысяч расстрелянных, но и еще 1,2 млн отправленных в лагеря.

14. "Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осуждённого.

Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осуждённого".

Махнем на то, что тройка не оформляла приговоры отдельным документом, а записывала их в протокол заседания. Писать на каждого обвиняемого приговор – это большая работа, проще в архив отправить какой-нибудь протокол сразу человек на двести. Но чёрт с ним, с этим протоколом.

Зато мы читаем, что протокол направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. Т.е. начальник оперативной группы, получив протокол, обязан приговоры привести в исполнение. Правильно? Не угадали. Смотрим следующий раздел:

"VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ.
1. Приговора приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т.е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.
Основанием для приведения приговора в исполнение являются – заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осуждённого и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение".

Во-первых, уже не начальник оперативной группы приводит приговоры в исполнение, а лица по указанию председателей троек. Автор забыл то, что написал сам же чуть выше. И, во-вторых, уже не протокол является основанием для приведения приговоров в исполнение, а заверенная выписка из протокола и специальное предписание. А зачем тогда направлять протоколы начальнику оперативной группы?

15. "Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1

На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учётными карточками направлять также и следственные дела.".

Зачем и куда отправили все следственные дела и вообще все документы по тем приговоренным к расстрелу? 8-ой отдел ГУГБ НКВД – это учётно-статистический отдел. Этот отдел проверкой законности принятых решений не занимается. Он занимается только статистикой и учётом. Им нужны только учётные карточки.

Теперь вы понимаете, почему областные Управления ФСБ не могут дать никаких сведений о захоронениях расстрелянных по приговорам троек в 37-38 годах? Они всё, якобы, отправили еще в 1938 году в Москву. А Москва большая – в ней всё может потеряться с концами.

В разборе использован материал из книги П. Балаева