В чем был главный секрет Т-34?

Мы уже говорили о том, что у немецких генералов был настоящий культ советского танка Т-34. Причем, главным воспевателем был Гейнц Гудериан, который очень часто про него говорил в своих мемуарах, и хотел, чтобы у Третьего Рейха был такой же танк. И несмотря на то, что немецкие инженеры смогли создать грозные тяжелые танки, у них так и не получилось сделать массовую модель. А что же такого было в нашем Т-34, что он в итоге стал самым массовым танком Второй мировой?

Казалось бы, создавали машину в самых сложных условиях со всеми последствиями. В конце войны американская комиссия получила несколько что называется, образцово показательных танков, и признала, что сделаны они не очень качественно. Однако, были выделены и плюсы машины, однако большинство минусов касалось именно изготовления и это нас интересует.

К началу войны в танковом парке РККА было 1000 с копейками танков Т-34, в 1942 году удалось значительно повысить производимость на заводах Урала и Сибири. Однако качество танков могло желать лучшего, и все же инженер Кошкин, который практически отдал здоровье и жизнь в итоге чтобы создать свой танк, постарался чтобы он был максимум простым и сочетал в себе сразу же все показатели.

Однако, в ходе изготовления по мнению американской комиссии совершалось большое количество мелких и крупных ошибок. Прежде всего это поверхностная закалка броневых листов, в результате чего металл получался мягким. Также американцы отмели, что танк слишком уж водопроницаемый и если он попадет в воду, что в бою может быть с легкостью, то электрооборудование приходило в негодность.

Также сварка была грубой и небрежной, очень плохая обработка деталей и так далее. В итоге, мы можем говорить, что по качеству сборки машина была не на высоте, однако в суровых военных условиях была важна скорость производства, чтобы машина ездила и стреляла. Все это было, но приходилось чем-то жертвовать.

Именно простота танка Т-34, а в последующем его модификацию Т-34-85 сделал танк самым главным бронированным монстром всей Второй мировой, причем это признается не только у нас, но и на Западе.