Провинция
688 subscribers

Бурная деревенская жизнь

853 full reads
1,4k story viewsUnique page visitors
853 read the story to the endThat's 61% of the total page views
6,5 minutes — average reading time
Бурная деревенская жизнь

Это один из моих ранних дневников, когда я только начинала записывать свою «размеренную жизнь в гармонии с природой». Переехали мы в глухую деревню Псковской области, на латышской границе, с мамой и семьёй средней сестры в 1991 году, в год развала Союза. Питерские наши приезжали только на лето, а мы с мамой жили постоянно. Первые записки вела моя мать в небольших тетрадках, писала она в стиле семейного дневника Павла Егоровича Чехова – только факты, и никаких размышлений. Собственно, так я и продолжила – получалось что-то типа протокола, что само по себе довольно интересно. В течении деревенских дней, переплетении разных событий есть особый, бесконечный сюжет – без завязки, кульминации и развязки. Мексиканские сериалы забываются быстро, а наша жизнь, записанная в протоколах, со временем обретает и краски, и полутона, и даже звуки.

Отрывок набран по тексту, записанному от руки в тетради 1994 года.

Бурная деревенская жизнь

29 марта 1994 года, вторник. С утра -12, а радио стращало: «ночью до -17!».Пришлось занести семенную картошку из холла в избу. Том шлялся где-то всю ночь, явился под утро, а вечерняя похлёбка замёрзшая, разогреваем. Радио: «Я на печку заберуся, не продамся ни за что!»

Ходили на сериал к Гриневичам (у нас в ТВ нет изображения), заходили к Зубковой. Глажка. Мура сходила на Ешунову пустошь, принесла мышку. Стирка. Мама засеяла второй ящик.

30 марта, среда. Утром +1, днём +5. Земля оттаяла на треть лопаты. Поют скворцы и жаворонки. Встали в 6.30, включили радио, послушали Чумака. Сегодня он лечил заключённых и ссыльных, сеанс как раз для нас с мамой.

Дядя Ваня (Егорыч) запряг лошадь в сани и поехал в Дядно за фельдшером – тётя Тоня Гриневич поскользнулась в своём гололёдном дворе и сломала шейку бедра. Фельдшер Татьяна Степановна сказала, что надо вызывать скорую. Завтра повезут Тоню в телеге до Губанова. Но как? Ведь распутица!

дорога или направление?
дорога или направление?
дорога или направление?

Оксана (внучка Михайловны) собирала ольховые шишки на берегу для каких-то поделок. Том не хотел ужинать, кто-то его подкармливает.

31 марта, четверг. С утра 0, туман, еле ель видно. С обеда солнце, +10. Тома нет с утра. Надо чинить ошейник и сажать его на цепь. Пришёл, но не завтракал. Сходила на сериал к Гриневичам, а мама дома слушала по ТВ. За Тоней приезжала скорая к самому дому, увезли в больницу.

А тут другая беда – у дяди Вани мать померла, бабка Варвара. Пошли туда с Михайловной, прибрали, одели покойницу, положили в гроб. Гроб был заказан заранее, и давно стоял наготове, в сенном сарае.

Дядя Ваня утром отдал нам два ведра простокваши, днём ведро молока. Пошёл в Горбунову Гору звонить рижским родственникам. Жаворонки поют, кура снесла яйцо, Мура поймала мышку.

1 апреля, пятница. 0+7, малооблачно, потом пасмурно и слабый дождь. Слушали Алана Чумака. Взошли помидоры в первом ящике. Дядя Ваня, Василий Гриневич и Саша (внук Михайловны) ставили снасти на щуку в наших территориальных водах. Створожила ведро простокваши, второе уже откинула цедить. Сыворотки развелось – полная изба! Пекли блины.

Накопала в огороде ведро земли. Мама засеяла третий ящик. Первый ящик со всходами переставили на окно, включили дополнительную лампу для обогрева и досвечивания.

2 апреля, суббота. +2+15, малооблачно. Журавли кричат, жаворонки трепещут в небе, скворцы поют на рябине. Утром опять летал аист над лугом – разведчик, лягушек не увидел, опять улетел на юг. Были на нашем берегу дядя Ваня с Василием, смотрели щучьи ловушки.

страница дневника 94 года
страница дневника 94 года
страница дневника 94 года

Натаскала воды в баню на завтра. А сегодня занимались хлебопечением – топили русскую, испекли батоны и плетёнки. Собаку посадили на цепь, сел добровольно. Доделывала грязную работу: мостила плоскими камнями дорожку от крыльца к калитке.

3 апреля, воскресенье. +5+11, сначала моросило, потом ветер разогнал тучи, и стало сухо и солнечно. Встали в семь часов, слушали радиосериал «Дом 7, подъезд 4». Дядя Ваня с Василием совершенствовали ловушку – пока не ловится. Пошли резать барана. Шкуру хотели бросить в поле, я забрала. Выскоблить не удалось, но на бульон для собаки жира хватило. Потом со шкуры состригла шерсть.

Затопила баню. Собирала граблями сухую траву и мусор, сжигала на уличной печке. Наконец, после грязных работ – помывка и постирушка.

4 апреля, понедельник. +4+10, пасмурно, дождик, к вечеру прояснело. Дяди Ванина жена не приехала, готовим всё сами. Михайловна поручила нам испечь поминальные булочки, выдала нам продуктов, дров, и мы с мамой пошли в Сосновку печь. Заодно получили баранью косточку на суп.

Речка вздулась, мостки плавают на бурунах, снасти снесло. Василий с дядь Саней Тихомировым починили снасти и сидят курят в нашем ресторане на берегу. В Сосновке уровень реки поднялся до верхней ступеньки водозабора, а в Гриценках – до деревянной ступени. По этой единственной деревянной среди каменных мы всегда и ориентируемся при наблюдениях.

Около полудня появились дяди Ванина жена Александра, шурин со сломанной рукой в гипсе и его сын Коля. Сказали, что двое суток добирались. Сдала им дела на кухне Орловых и вернулась к себе, дыша вином и барашком. Испекли булочки. Пока нас не было, Михайловна принесла нам котлет и повесила их на замок.

К вечеру уровень в реке поднялся ещё на 10 см. Закат ясный. Мама переживает, что подвал затопит вешними водами, легла спать, не раздеваясь, чтобы ночью вскочить по тревоге и спасать банки с вареньем.

5 апреля, вторник. -3+7, восход ясный, но к вечеру затянуло, и заморосил дождик. Уровень воды за ночь снизился на 10 см, но потом опять поднялся, превысил отметку деревянной ступеньки и дошёл до следующей. Встали в 6.30, пошли помогать в доме у Орловых. Мама осталась там, а я ездила на кладбище. Вёз нас трактор с прицепом, от моста. А от дома до моста гроб несли мужики – их собралось четверо, не считая деда Петьки, который зато пришёл с букетиком, чтобы почтить бабку Варвару. Мост был с утра весь в инее, и дядя Ваня посыпал его золой из печки, чтобы не поскользнуться. Перетаскивали гроб осторожненько, медленно.

похороны в Медникове
похороны в Медникове
похороны в Медникове

На этом фото справа налево: дед Петр Школьников с букетом идёт первым, за ним четверо мужиков с гробом – Василий Гриневич, тракторист Саша из Горбуновой Горы, за ним почти не виден дядя Ваня Орлов, крайний стоит его племянник Коля из Риги, и замыкает процессию моя мать.

Похоронили бабку Варвару, у дяди Вани камень с души свалился. Но на нём ещё одна инвалидка – старшая сестра глухонемая Нюша, с палочкой ковыляет, тоже перенесла перелом шейки бедра лет шесть назад. Жена Ванина – пьяница, второй день в стельку, никакого толка от неё нет. Готовила поминки моя мать. Посидели мы для приличия до шестнадцати часов и ушли. Михайловна тайком, уже в сенях, сунула нам тарелку с холодцом.

Дома слегка отдохнули, выпили горячего чаю. Топить пока не стали, пошли к Гриневичам смотреть последнюю серию «Просто Марии». У Гриневичей тоже горе: Тоня лежит в больнице с переломом шейки бедра, а оба Василия – и старый, и молодой – доить не умеют. Михайловна приходит доить их корову. Процедить молоко не могут – не знают, где у них марля. Отдали нам два с половиной ведра створожённой простокваши и три литра молока. Залились уже молоком, и слёзно просят забирать у них молоко и обрат. Тоня, лёжа в больнице на растяжке, умоляет их не продавать корову.

Заглянули к Михайловне – дом на замке, хозяйки нет. Муж её, Санька, у Орловых пьяный лежит. Михайловна нашлась там же. Сильно выпивши, она заявила, что у неё, как у Просто-Марии, пять мужиков. Кино почти не понимает, говорит тоненьким голоском и всё время переспрашивает: «Пра-а-авда-а?» Охти, тошно…

Уже в сумерках дядя Ваня пошёл провожать тракториста Сашу, за ними увязались Шарик, Бим и Шаркан. Устроили свару на берегу, Шарик свалился в бурный поток и, визжа, понёсся по течению на восток, по берегу с лаем бежал Бим, а следом, охая, Ваня. Шарик уцепился за дерево, затопленное половодьем на броду, и влез на ветку. Так и сидит среди реки в бурном потоке. Тракторист уехал, Ваня пошёл домой, а корова осталась недоенной.

Пока я всё это наблюдала, моя маманя увязала свои вещички и собралась на чердак спасаться от наводнения. В избе всё поднято от пола. В трёх тазах капает подвешенный творог. Кругом банки с сывороткой и молоком. Включён конвектор с ящиком для инкубатора. Температура в нём достигла +42, она регулируется, значит, сооружение годится.

Легли спать в 22 часа, встали в 23 – не спится. В 24 включили ТВ, поставили чайник. Кошка на чердаке решила, что уже утро, и стала мяукать у нас над головами.

6 апреля, среда. -3+6, с утра ясно, потом слабый дождь. Уровень реки за ночь снизился до деревянной ступеньки. Пролетели два косяка диких утиных окорочков с юга на север.

Проснулись в 6, наводнения нет. Топили печь, слушали Чумака, пили чай и кофе. Взошло солнце, я пошла фотографировать мосты, переправы, причалы, разливы… Шарик пропал, наверно, не удержался на ветке ночью. Зашла к Орловым – слава Богу, все очнулись, живы-здоровы. Пошли с Михайловной и Колей смотреть «Не просто Марию». Понравилось больше, чем все 150 серий. Васька-старый ушёл в Дядно за хлебом, молодой лежит и стонет. Тётя Саша Зубкова с дедом Петром Школьниковым «пилюкают дровы». Днём мужики увели от Орловых ужасно пьяного Саньку Тихомирова домой, поддерживая с двух сторон, чтобы не упал с моста. А речка вздулась почти до моста.

Мама уступила моим требованиям и убрала назад все узлы. Устроили смотр моим и её семенам. Пропал мешочек с укоренителем «Юка» и семенами ранней капусты. Приготовленную землю засыпала в ящики, посеяла томат Ранний-83.

К вечеру вода в реке опустилась ещё на 10 см ниже деревянной ступеньки.

7 апреля, четверг. +5+8, пасмурно, ветер. Благовещение. Решили сегодня не работать, поставили сдобное тесто, испекли булочек с корицей. Варим суп из баранины, бобов и домашней лапши. Куры нанесли яиц.

Гриневич-молодой с дядь Ваней пошли вверх по Вяде с надутой автомобильной камерой, наверно, сеть ставить – рыбки захотели. Шарик прибежал покусанный, сидит в конуре у Вани и трясётся. Нашла укоренитель и семена капусты. Засолила ведёрко творога.

***