Имею законное право

26 February
Имею законное право

Поначалу-то всё в семье Сухотиных складывалось хорошо. Геннадий попивал, но жена Алевтина относилась к его слабости с пониманием и лишними упрёками душу никогда не травила. Она знала, что у мужа тяжёлая работа: Гена трудился мастером на пилораме, в любую погоду день-деньской крутился на ветру - хоть в снег, хоть в зной. Поэтому по вечерам иногда позволял себе расслабиться, однако меру знал и умел вовремя остановиться.

Но с годами Гена заметно увеличил количество «расслабляющего» и уже ни дня не мог обходиться без спиртного. Алевтина сначала пыталась по-доброму увещевать мужа, стыдила маленьким сыном Колькой, который каждый вечер видел отцовские безобразия, - ничего не помогало. Аля скандалила, а потом уезжала с сыном в деревню к матери. Дескать, поживи, муженёк, один - авось за ум возьмёшься. Но куда там! Гене так было даже лучше. Он стремительно терял человеческий облик, а в один прекрасный день потерял работу. И сам не заметил, как присоединился к компании городских алкашей, рыскавших по райцентру в поисках шальных рублей на опохмелку. Алевтина подала на развод.

Гена трепать нервы не стал, послушно собрал манатки и уехал в соседнюю область, к родне. По слухам, иногда доходившим до Алевтины, пить бывший муж не перестал, но ухитрился охмурить какую-то многодетную «матрёну» и женился на ней.

А вот Алевтина из рядовой операционистки районной телефонной станции доросла до заведующей. Второй раз замуж так и не вышла. Хотя претенденты были, и вполне неплохие мужчины. Похаживали к ней, клялись в любви, некоторые даже оставались на ночь. Но ни с кем у Али в итоге не сложилось. Так и осталась она вдвоём с сыном в просторной двушке панельной пятиэтажки.

После армии сын Николай устроился водителем на металлобазу, женился на застенчивой однокласснице Ларисе. Родились дочки-погодки. На невестку Алевтина надышаться не могла - работящая, домовитая, чистоплотная. Сколько вечеров они скоротали за чаем и душевными разговорами! А уж внучки уродились и умницами, и такими красотками - хоть на обёртку шоколадки «Алёнка». Надо ли говорить, как их обожала бабушка. Она отдавала им всю свою нерастраченную любовь, накопившуюся в сердце за долгие годы.

Всего за несколько месяцев мать Алевтины от своих старческих болячек сильно сдала, усохла и уже не могла себя обиходить. Врачи Але так и говорили: «Готовьтесь». Не дожидаясь приглашения, Алевтина переехала к ней, в старый деревенский дом - по мере сил скрашивать последние дни мамы. После её смерти она так и осталась жить в доме, где выросла. К тому времени Алевтина уже вышла на пенсию. Да и в городской квартире она последнее время стала всё чаще чувствовать себя лишней. Зато теперь сын с невесткой на всё лето привозили к ней в деревню внучек. Это были лучшие месяцы в жизни Алевтины.

- Эй, цыплята! - ласково звала она девчонок. - Айда на пруд купаться! А потом пообедаем и совершим налёт на клубничные грядки!

Но идиллия постепенно сошла на нет. Николай стал пить. С годами, как и его отец, - всё круче. Так же быстро потерял хорошую работу, стал перебиваться случайными заработками. Куда ни устраивался - только до первой зарплаты, после которой уходил в тяжкий запой. Стал таскать вещи из дома, несколько раз кулаками поучил супругу жизни. Но дочек не трогал. Лариса плакала, но, как и её свекровь в своё время, предпочитала терпеть.

Умер Николай по глупости и жадности. С жуткого похмелья хватил с приятелями какой-то дряни в гаражах. Остальные успели выпить всего граммов по сто, а Коля махнул сразу целый стакан. Дружки оклемались, а Николай простился с жизнью.

На похороны сына неожиданно заявился Геннадий. Изрядно потрёпанный, с широкими залысинами, в несвежей рубашке. Правда, трезвый.

После поминок он отозвал Алевтину в сторону.

- А ведь я за своей долей приехал, Аля, - неожиданно объявил бывший муж. - Колька помер, царство ему небесное. Но квартира-то у нас приватизированная, так что отдавай мою долю.

У Ларисы неприятно засосало под ложечкой.

- Какая такая твоя доля? - накинулась она на бывшего супруга. - А Лариску с девчонками - на улицу?

- Меня это не касается, - хмыкнул Геннадий. - Пусть катятся на все четыре стороны. Или забирай их к себе в деревню.

Алевтина на мгновение опешила от такой наглости. Потом, ни слова не говоря, взяла Геннадия за шкирку и вытолкала на лестничную клетку.

- Зря ерепенишься! - кричал Генка из-за закрытой двери. - Всё равно по-моему будет. Имею законное право!

И началась у Алевтины с Ларисой весёлая жизнь. Геннадий вновь обосновался где-то в городе. Как зальёт за воротник - прётся к пятиэтажке, орёт благим матом под окнами или звонит в дверь: «Отдавай мою долю!» Уже и в отделение забирали - с него как с гуся вода. Проспится в обезьяннике, примет на грудь и опять даёт концерт под окнами у Ларисы.

Алевтина проконсультировалась у юриста. Тот, заглянув в документы, развёл руками:

- Ваш бывший муж действительно имеет право на долю в квартире. Видите? - юрист указал на строчку в свидетельстве о приватизации. - Квартира была приватизирована на троих. На вашего бывшего мужа, на вас и вашего сына. После его смерти остались только две равные доли - ваша и Геннадия.

- А как же Лариса и внучки? - холодея, спросила Алевтина.

- По закону они не могут ему помешать проживать в своей квартире. Или продавайте её и верните его долю.

Наутро Аля зашла в райотдел, к майору полиции Семёну Коровину. Когда-то давно Сеня был влюблён в неё по уши, даже предлагал руку и сердце. Получив отказ, не озлобился, как другие Алины кавалеры. Выбившись в начальники, нос не задирал, при встрече всегда сердечно здоровался и с удовольствием точил с ней лясы о том, о сём.

- О, а вот и Аленька пожаловала! - заулыбался Коровин, увидев в дверях посетительницу.

Алевтина изложила Семёну свою проблему. Коровин почесал голову, а потом выглянул посмотреть - нет ли кого в коридоре, и запер кабинет.

В очередной раз проспавшись после обезьянника, Геннадий оказался в кабинете Коровина.

- Что, начальник, опять для профилактики вызвал? - осклабился Сухотин.

- Всё паясничаешь? - хмуро спросил майор. - На вот, гляди - заявление на тебя поступило. От бывшей супруги.

Прочитав заявление, написанное бисерным Алевтининым почерком, Сухотин скривился:

- Что значит «приставал ко мне и позволил себе непотребные действия»?

- Это значит, Гена, что тебя обвиняют в насильственных действиях сексуального характера.

- Майор, чего это она? - вскочил со стула Сухотин. - Не было у нас ничего!

- Соседи слышали, как ты к Альке ломился, - пояснил Семён. - И при случае подтвердят. Так что готовься сухари сушить.

- Что же делать? - Сухотин повесил голову.

- А я тебе совет дам, - сказал Коровин. - Проваливай туда, откуда прибыл. И больше сюда со своими «законными требованиями» не суйся. Если что - под заявлением Алевтины дата не указана, а соседи её всегда поддержат. Будешь права качать, дату тут же поставим. И аукнется она тебе до шести лет.

С этими словами майор выложил на стол синюю бумажку и какой- то пакет:

- Аля тебе билет на автобус купила и еды на дорожку собрала. Благодари её, что спасла тебя на старости лет. Мудрая она женщина. Кстати, автобус через полчаса, а я как раз мимо автостанции поеду. Могу подбросить.

Сухотин шумно втянул в себя сопли и согласно кивнул.

Это интересно: Легла на подоконник и приготовилась помирать

Ставьте лайки, подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить новые публикации