Тридцать пять

Не вознося себя поверх других
И водной глади не касаясь дланью,
Ты затаился где-то и затих,
Мой ЧЕЛОВЕК, играющий в пиранью.