Подростковый бунт

713 full reads
980 story viewsUnique page visitors
713 read the story to the endThat's 73% of the total page views
2 minutes — average reading time
Подростковый бунт

Ох уж этот подростковый возраст! Так много слов написано, так много произнесено. А тема остается животрепещущей. И значит, пришло время для еще одной статьи.

«Лебедь, рак и щука»

Что же такое «подросток»? Если разобрать сознание подростка на части, можно обнаружить три составляющих его «Я»: физиологическую, психологическую и социальную. Все три компонента непонятным образом уживаются, но время от времени теряют согласованность действий, как и герои басни Крылова.

О чем речь? Рассмотрим поподробнее. Основу физиологической части подросткового «Я» составляют гормоны. Не просто гормоны, а гормоны! На самочувствие и поведение влияют как избыток, так и недостаток этих крошечных веществ, регулирующих процессы в различных органах.

Подростковый период – время нестабильного гормонального фона. Организм ребенка изменяется неравномерно, скачкообразно: созревание одних функциональных систем опережает перестройку других, что, в свою очередь, приводит к определенному гормональному дисбалансу. На «поверхность», то есть во внешний мир, вырывается эмоциональное цунами, извергается вулкан, а внутри отлив, затяжной дождь (или какие природные ассоциации с меланхолией вы можете себе представить?).

Психологическая составляющая пубертата – это потребность выделиться, отличаться от других, быть особенным. К этому добавляется острое желание быть независимым, самостоятельным, «взрослым» (как это видится подростку).

Социальный компонент требует от подростка причастности: отроку необходимо чувствовать общность, принадлежать определенной группе, если не малой (сформированной по признаку интересов, лидерства/аутсайдерства, субкультуры и т. п.), то возрастной (условно называемой «подростки»), проявляя черты идентичности данной группе, быть «одним из», таким же. На бумаге это выглядит несовместимым, но это и составляет противоречивую природу подростковых реакций.

«Отцы и дети»

Классика жанра: подростковый бунт если не вызывается, то уж точно подогревается конфликтом отцов и детей. Выражен он разнонаправленными действиями, в основе которых лежат благородные намерения. Родители желают оградить детей от лишних ошибок, в то время как дети жаждут эти ошибки совершать, и потому восстают против родительской воли.

Чаяния родителей обезопасить своих чад понятны – это, с их точки зрения, благие побуждения, и сопротивление юнцов «истине» вызывает недоумение. С точки зрения подростков, такие попытки являются посягательством на их «территорию», на их свободу, а также недоверием со стороны взрослых. Народная же мудрость гласит: «Благими намерениями вымощена дорога в ад». И этот афоризм здесь очень уместен.

Хочется привести пример развития бабочки. Стадии перерождения этого насекомого из не слишком привлекательной гусеницы в порхающую красавицу известны: яйцо, личинка (гусеница), куколка и, наконец, бабочка. Но редко кто задумывается, что для того, чтобы во всей своей красе предстать миру, ей приходится тяжело покидать свой кокон. Она расщепляет стенки своей тюрьмы специальным секретом, ей приходится с трудом протискиваться сквозь образовавшуюся щель.

Покинув свой «домик», мотылек еще некоторое время сидит без движения, ожидая, пока высохнут и расправятся его смятые крылья. Прежде чем отправиться в свободный полет, бабочке приходится пройти болезненный путь трансформации. Так и подросший ребенок: ему необходим личный опыт для взросления. Родительский же опыт не является пережитым лично и, значит, не поможет социализации тинейджера.

Свобода от и свобода для

Подростковый бунт – это борьба с ветряными мельницами. Это не просто отстаивание своих свободы и независимости. Скорее это бунт ради бунта: это шанс доказать миру, а точнее самому себе, что ты есть, что ты живой, что ты существуешь. Для этого используются разные средства самовыражения и различные способы бунтарства: от внешней атрибутики (цвет волос, пирсинг, яркий макияж, одежда) через способы взаимодействия с миром (поэзия, музыка, художественная деятельность, в том числе граффити) до вызывающего поведения (субкультурные течения: панки, фрики, эмо).

Интенсивность выражения, как правило, прямо пропорциональна попыткам воздействия на подростка в семье: чем больше давление, тем интенсивней самовыражение. В целом, подростки ждут принятия себя родителями. Они довольно уязвимы, в том числе вследствие физиологических причин. И часто им требуется поддержка не только вербальная: одобрение, утешительные или подбадривающие слова, но и физический контакт: объятия, поглаживание по голове, держание за руку.

И это пройдет

Что же остается родителям? Вопрос философский. Как это часто бывает, надо попытаться принять несколько вещей.

1. Иметь доверительные отношения с ребенком – это прекрасно. Но не надо быть ему этаким «своим в доску дружбаном». Друзья у него есть (или будут) и без вас. Ребенку нужен родитель: понимающий, поддерживающий, направляющий. Иначе рано или поздно возникнет вопрос личных границ. Придется искать баланс между доверительными отношениями и управляющим (родительским) поведением.

2. Дети ориентируются не на наши слова, а на наши дела. Поэтому, если мы ждем от детей определенной реакции, мы должны демонстрировать такую реакцию сами. Призывая к спокойствию повышенным тоном, вряд ли получим спокойный тон в ответ. Так что надо начать с себя.

3. Важно помнить (для самосохранения), что подростковый период так и называется – «период», поскольку обозначает временной отрезок. Рано или поздно он закончится: гормональная система придет в норму, бунтарские настроения сменятся иными, например, созидательными. И от родителей зависит только, пройдет он с наименьшими потерями или нет.

Автор: Наталья Белякова, детский психолог