Мысли о Кемерово: Радикальное прощение

Мысли о Кемерово не отпускают. Не хочется писать ерунду типа "соболезную" и т.п.
Людям, с близкими которых это случилось, от моих соболезнований "ни холодно,ни жарко", как говорится. Вы меня сейчас закидаете,но все равно напишу.
Как человек,который ведет программу, связанную с радикальным прощением, я не могу не мыслить категориями радикального прощения!

Давайте предположим,что эта,конечно ужасная трагедия произошла не почему-то, а для чего-то. Как смерть принцессы Дианы всколыхнула всех, по мнению Колина Типпинга, цитирую "открыла сердечную чакру Англии", так и Кемерово зацепило всех, независимо от того, Россия это, Украина или Казахстан!

Много репостов, много попыток помочь людям найти близких, люди чувствуют общность, понимают,что это и их беда тоже.Это важно, давно не было таких событий, которые бы всколыхнули всех. Да,мне до боли жаль детей,взрослых,всех,кто пострадал,но хотелось бы,чтобы это было не зря и сблизило всех нас:Россию,Украину и другие наши страны.

Написав эту заметку,я предположила,что не все читали "Радикальное прощение" Колина Типпинга. Очень рекомендую на будущее, а сейчас выкладываю для вас сокращенную главу о принцессе Диане, чтобы было понятно, о чем я говорю.

Эта история хорошо известна практически каждому человеку в мире, и почти на всех она оказала глубочайшее эмоциональное воздействие. Я имею в виду, историю принцессы Дианы, которая безвременно перенеслась в мир иной ранним воскресным утром 31 августа 1997 года.

Для меня эта трагедия началась, когда мне рано утром позвонил из Англии друг моего детства

— Ты слышал о несчастье? — спросил Питер.

— О каком несчастье? — я все еще пребывал в сонном оцепенении, но уже понял, что дело для него достаточно серьезное, иначе он не позвонил бы.

Этой ночью в автокатастрофе близ Парижа погибла принцесса Ди. Слушая подробности происшествия в изложении Питера, я почувствовал, как душа на миг сжалась от сострадания, но едва надолго. Я постарался, чтобы мой голос звучал расстроено, но на самом деле мне было почти безразлично.

За последние сутки умерло немало людей, подумал я, положив трубку на рычаг. Разве ее смерть значит больше или меньше, чем любая другая? Настало ее время уходить, только и всего. Хотя, конечно, это большое горе для ее сыновей. С этой мыслью я отправился на кухню, чтобы заварить чай и приготовить завтрак.

Затем я включил телевизор и с той минуты меня стал медленно и уверенно увлекать водоворот эмоций, достигший кульминации утром следующей субботы — во время похорон принцессы.

С каждым днем я все отчетливее осознавал, что происходит нечто необычайное. Реакция на смерть принцессы Дианы, — не только в Англии, но и на всей планете, — была воистину беспрецедентной. Глядя по телевизору, как мои соотечественники сокрушаются и плачут на глазах у всего мира, — а ведь обычно англичане ведут себя очень сдержанно, — я тоже проникся их чувствами и заплакал вместе со всеми. Осознав, что мне тоже больно, я изумился. Почему-то эта женщина, которую я никогда не встречал и о которой никогда не думал, глубоко тронула мое сердце.

Горечь утраты переполняла душу, и я был очень удивлен этим.

Тогда я пригляделся к ситуации внимательнее и попытался разобраться, что же на самом деле творится. Во всем этом было какое-то необычайно глубокое значение, и я принялся за

внутреннее исследование, чтобы понять смысл происходящего. Очевидно, значение смерти Дианы лежало где-то далеко за пределами внешних обстоятельств этой автокатастрофы, какими бы трагическими они ни казались. Мне подумалось, что все это имеет какую-то высшую цель. Наконец меня осенило. Шла телепередача из Англии, и я наблюдал необычайный выплеск эмоций среди народа, который известен тем, что никоим образом не склонен бурно выражать свои чувства, и вдруг мне стало понятно, в чем духовная миссия Дианы. Конечная цель ее инкарнации состояла в том, чтобы открыть сердечную чакру Англии и тем самым значительно ускорить духовную эволюции народа Британии, — не меньше. У меня не было ни малейшего сомнения в том, что она сделала именно это.

Кто следил за событиями той недели, не может усомниться в том, что эта женщина в одиночку трансформировала сердце целой страны — а в значительной степени, и всего мира. Я могу вспомнить лишь немногих людей в истории человечества, которые оказали бы такое огромное влияние на мир лишь за счет того, что они излучали энергию любви: это, возможно, Ганди, Мартин Лютер Кинг и Нельсон Мандела; и наверняка Иисус Христос и Мать Тереза. (Неудивительно, что королева Англии склонила голову у гроба Дианы, — никто не видел ничего подобного прежде.)

Конечно, если говорить о человеческих добродетелях и силе духовного примера, любое сравнение Дианы с Матерью Терезой покажется неуместным, однако интересно отметить, что смерть Матери Терезы (которая благодаря своей жизни и работе стала в глазах многих людей святой еще при жизни) ни на миг не отвлекла человеческие взоры от леди Дианы. То обстоятельство, что эти две женщины, так глубоко тронувшие мир своей подлинной любовью, ушли из мира с интервалом в несколько дней, имеет огромное духовное значение.

После этого аналитики еще долго обсуждали то воздействие, которое она оказала на мир, ближе других подошел к сути Джонатан Алтер, упомянув явление, которое Ричард Сеннет называет идеологией близости — когда люди ищут «личные значения в безличных ситуациях». Да, это правда, что люди не знали ее лично, и в этом смысле мы имеем дело с безличной ситуацией. Однако она преодолела границы, налагаемые временем и пространством, и прикоснулась к сердцу каждого из нас слишком глубоко, чтобы объяснить это так просто.

Ключ к пониманию ее человеческой силы лежит в архетипе израненного целителя. Этот архетип учит нас, что наша сила таится в ранах, — то есть именно мои раны пробуждают исцеление в тебе, а твои — во мне.

Мы все — израненные целители, просто не знаем об этом. Пока человек скрывает свои раны от других и молчит о них, он отделен от исцеления и отрицает его — не только для себя, но и для окружающих. Держаться с достоинством в любых обстоятельствах — значит чудовищным образом подавлять любовь. Это ведет к атрофии сердца и увечьям души. Принцесса Диана с готовностью показывала свои раны всему миру, и тем самым она пробудила целителя в каждом из нас, раскрыла наши сердца и срастила изломанные души.

Весь мир наблюдал за тем, как люди брали пример с Дианы и раскрывались, делясь друг с другом своим горем и своими ранами — так же, как делала это она.

Она научила людей языку искренности, — языку, позволяющему честно и открыто выражать свои чувства. Я не помню в эти дни ни одного человека на экране, который не проявил бы свои эмоции и чувства во всей их полноте, — а для современного телевидения это весьма необычное дело.

И мне кажется, что ты прожила свою жизнь,

словно свеча на ветру,

которая не меркла ни с лучами рассвета,

ни под каплями дождя.

И твои шаги никогда не утихнут

на зеленых холмах Англии;

твоя свеча угасла,

но память о тебе не померкнет.

Мой Телеграмм-канал "Подружке на ушко"