Римские забавы: на открытии Колизея осужденного преступника живьем поедал медведь

Колизей строился одиннадцать лет, и был затеей императора Веспасиана. Но он не дожил до грандиозного шоу, и сын Веспасиана - Титус стал главным распорядителем на празднике. Открытие амфитеатра стало из ряда вон выходящим мероприятием. И это не преувеличение. Если вы думаете, что это нечто, наподобие открытия Олимпиады в Сочи, вы ошибаетесь. Все много-много круче.

Во-первых празднования шли 100 дней. Рим гудел в преддверии зрелищ, слухи витали в воздухе, рисуя картины одна ярче другой. Билетов не хватало, ремесленники падали от усталости, готовя памятные сувениры - маленькие фигурки гладиаторов и крохотные доспехи.

Проститутки обоих полов выкупали места у входа, надеясь на богатую клиентуру. Дрессировщики кормили львов и медведей исключительно человеческим мясом, что бы звери могли воспринимать людей, как добычу. Солдаты же готовились сдерживать пятидесяти тысячную толпу зрителей.

Декорации в огромном количестве были изготовлены умелыми мастерами, сотни рабов, трудились без сна, чтобы устроить спецэффекты . Тысяча опытных моряков были сняты с кораблей, что бы натягивать навес над огромным кратером человеческого вулкана!

Само собой, газет-журналов в то время не было, телевидения тоже, но были поэты, которые смогли описать этот небывалый праздник со всеми подробностями. Например, Марциал, популярный "журналист" своего времени. Ясно, что тексты его читать сложно, но попробуем описать лишь несколько картинок из "репортажа" открытия Колизея.

Гости прибывают

Сначала, что было довольно традиционно, Марциал хвалит Цезаря, и от всей души желает заткнуться египтянам со своими пирамидами и ассирийцам со своим Вавилоном. А так же иным народам с их знаковыми архитектурными сооружениями, так как ныне Цезарь построил чудо.

Потом Марциал пишет о том, что на месте Колизея были пруды и дворец поганого Нерона, (по разным сведениям территория дворца и парка Нерона составляла от 40 до 120 гектаров). А теперь то, что принадлежало одному, "тешит отныне народ". Затем он восхищается тем, что на открытие столь великого здания пришли, приехали, приплыли представили всех народов и племен Великой Римской империи:

Поторопился араб, поспешили явиться сабеи,
И киликийцев родным здесь благовоньем кропят.
Вон и сикамбры пришли с волосами, завитыми в узел,
И эфиопы с иной, мелкой, завивкой волос.

С вступительной частью, все ясно. Далее, выберем только три куска, особенно ярких. Как выясняется из записок Марциала, к торжествам приурочены казни преступников и врагов императора. Этим суровым зрелищем подчеркивалась неотвратимость наказания в Риме. И демонстрировалось сила и мощь Цезаря, естественно.

Медведь есть Лавреола

В этот раз особенно не повезло некому Лавреолу. На арене появился крест, с прибитым на нем преступником. Под ликование толпы и барабанную дробь, следом выпустили медведя, вскормленного человечьим мясом. Тот тут же почуял добычу и, бросившись на несчастного на кресте, начал поедать его с живота. Марциал сравнивает жертву медведя с Прометеем, которому орлы ежедневно выклевывали печень.

Как Прометей, ко скале прикованный некогда скифской,
Грудью своей без конца алчную птицу кормил

Марциал пишет, что члены Лавреола продолжали жить, все залитые кровью, хотя и жить-то уже было нечему. И на теле кровоточили раны, хотя тела уже и не было. Публика была в восторге! Если бы я была на месте римлянки, сидевшей в партере, то на этом праздник для меня бы и кончился. Но народ, видать, был крепкий.

Самое интересное, что причину казни Лавреола Марциал указывает весьма туманно: то ли он отца мечом проткнул, то ли господина, то ли стащил храмовое золото, то ли вообще устроил пожар в Риме. Видимо, причина казни не слишком интересовала поэта. Да и публику в целом.

Охота на беременную свинью

Далее, пропускаю бои с пантерами, быками, и носорогами. И еще один, поразивший меня эпизод. Теперь уже это театрализованное представление, посвященное богине охоты Диане. В этом месте из люков вырастают леса, появляются полянки, где рыщут в поисках добычи охотники.

На арену выпускаются дикие кабаны. Кабан зверь свирепый, но один из воинов Дианы так ловко рассекает брюхо самки, что из нее вываливается весь ее приплод. Самка была на сносях. Публика в экстазе! Мастерство охотника вызывает оглушительный рев толпы. Но в этот момент маленький поросенок выбирается из чрева матери и бежит прочь. Такого никто не ожидал!

Дикая пала свинья уже на сносях и тут же
Опоросилась она, плод через рану родив.
Но поросенок не сдох, а бежал от матери павшей

Публика рукоплещет! Император доволен! Торговцы снедью едва успевают разносить теплые лепешки и подавать кувшины с вином разгоряченной публике. Рабы засыпают песком кровавые пятна на арене.

Бой двух друзей

И вот, наконец, апофеоз праздника - бои гладиаторов. Этой отчаянной элиты арены. Среди них есть настоящие звезды. У них есть поклонницы, разведенные и свободные женщины Рима, которые платят приличные суммы что бы разделить с ними ложе. Какие, наверное, кипят страсти в их опочивальнях, ведь дамы прекрасно понимают, что завтра могут увидеть смерть собственного избранника! Какой восхитительный экстаз, адреналин и острота чувств!

И вот двое бывших рабов - Приск и Вар готовы к бою. (В другом варианте Варус). Так вот, именно Варус был весьма популярен. В свое время он был захвачен римскими легионерами и обращен в рабство, потом работал в каменоломнях, где добывали камень для Колизея, пока одним прекрасным днем ланиста не взял его в гладиаторскую школу. И вот теперь Варус сражается с бывшим другом Приском, с которым они вместе постигали искусство боя. Они стоят друг против друга, готовые биться насмерть.

Поединок длится долго. Воины сломали оружие, потом отбросили щиты, рвали друг друга голыми руками, пока, о, Великий Цезарь не поднял обе ладони! Ах, он, солнцеликий император, добрый и справедливый, немедля даровал Варусу и Приксу пальмовую ветвь и деревянный меч. Для обоих счастливчиков это означало славу и свободу.

Вровень сражались они, вровень упали они.
Цезарь обоим послал деревянные шпаги и пальмы:
Это награда была ловкому мужеству их.
Только под властью твоей совершилось, Цезарь, такое

Вот, примерно так и происходило великое открытие великого римского Колизея! Марциал заканчивает описание восхвалением Титуса, расписывая его добродетели и величие.

Арена Колизея по-прежнему производит впечатление. И то, что было под ней - мощные подъемники, вольеры, декорации, помпы для воды, это безусловно, невероятное инженерное решение. Марциал упоминает необыкновенные декорации, массу животных, в том числе и слона, и арктического медведя. Говорит он и о том, как быстро менялась арена:

Скалы по ней поползли, и лес побежал баснословный,
Напоминая собой сказочный сад Гесперид.
Вместе с домашним скотом были всякие дикие звери,
И наверху над певцом реяло множество птиц.

Вообщем, открытие удалось! Римский и не римский народ был в восторге. Задумка Веспасиана оправдала себя на сто процентов. Зрелище было даровано Риму в таком объеме и масштабе, что слухи об этом еще долго расползались во все провинции имперских владений.

Если Вам понравилась статья - подпишитесь на наш канал! Будьте добры, нажмите лайк! Мы будем бесконечно рады любому поощрению наших авторов!