Свято место пусто не бывает

28 April

- Очень хорошо! - воскликнул мой будущий начальник, едва заглянув в мой новенький, ещё краска на подписи ректора не просохла, диплом. - Конструктор значит? Просто прекрасно! Нам сейчас конструкторы как раз во как нужны!

Такого радушного приёма я настолько не ожидал, что даже слегка опешил.

- Так что, я могу приступать к работе?

- Конечно!

- А когда?

- Что значит когда? Прямо с завтрашнего дня и приступай! Приходишь с утра в бухгалтерию, оформляешь командировку, и вперёд! На свершение, так сказать, трудовых подвигов на благо родины!

- В какую командировку?

- В колхоз конечно!

- В какой колхоз?

- В наш колхоз, в подшефный, "Заветы Ильича"!

- Так сейчас же вроде это, лето...

Моё представление о сельскохозяйственных работах были связаны исключительно с осенними студенческими поездками на картошку.

- Именно! Именно что лето! Самая сенокосная пора! Так что им там сейчас молодые специалисты, конструкторы, инженеры, учёные кровь из носу как нужны! Страда, понимаешь!

Так я оказался в колхозе Заветы Ильича. Поселили нас, семь молодых специалистов, в колхозном общежитии. Общежитие располагалось в каком-то старом бараке, наверное бывшем курятнике. Барак делился ровно пополам, и имел два отдельных входа. Одна половина предназначалась для прикомандированных, вроде нас, а другая для молодых специалистов, как временное жильё, пока колхоз не подберёт что нибудь поосновательней.

Сейчас там жил только один специалист, молодая симпатичная распущенная девица по имени Верочка. Уж в какой области она была специалист не скажу, только солдатики из соседней воинской части шастали к ней на приём по ночам как первоклассники за аскорбинкой.

Мы тоже поглядывали в сторону Верочки, но нам на эту аскорбинку оставалось только облизываться. Потому что никакой реальной конкуренции регулярной армии наш отважный, но малочисленный добровольческо-принудительный отряд составить не мог.

Пока однажды всё резко не поменялось.

Рабочий день у нас начинался ещё до рассвета, когда бригадир стучал кованым сапогом в нашу дверь и орал "Рота, подъём!". Мы вскакивали, не просыпаясь хватали инвентарь, который хранился тут же, брели к телеге, грузились, и просыпались уже только на покосе.

Так же было и в то утро. Привычные удары сапога в дверь, крик "Рота подъём!", мы вскочили, похватали косы, и как сомнамбулы нестройной цепью потянулись к выходу. Только кто-то глядя за окно пробурчал: "Совсем бугор обурел!". За окном ещё даже не светало.

Мы выходили на крыльцо, неся на плечах орудия труда, и брели в темноте к телеге, глядя перед собой пустыми невидящими глазами, и никто даже внимания не обратил, что вместо бригадира на крыльце стоят два пьяненьких солдатика из соседней части.

Заметили мы это только тогда, когда они подхватились, и что есть силы ломанулись прямо через поле в направлении части. Даже учитывая то, что они постоянно оглядывались и падали, первый разряд по бегу по пересечённой местности им был обеспечен.

Больше с тех пор представители вооруженных сил нашу соседку по ночам не тревожили. Ну а свято место, как известно, пусто не бывает.

Свято место пусто не бывает