дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

Баба Жучка. Поступки молодости, которые помнишь всю жизнь.

2 February 2019

Николай Павлович, учитель труда, рассказывает ученикам:

Бывают поступки, которые помнишь всю жизнь. Я это точно знаю! Я ведь не всегда таким взрослым был… И молодым тоже был. И поступки не всегда хорошие совершал. Ошибался. Что? Не верите? Был! И тоже, вроде вас, не думал о последствиях своих дел. И я вам сейчас расскажу о том, своём необдуманном поступке, который я не забываю вот уже лет сорок пять. Хочу забыть. А не могу. И, знаю, не забуду. Это будет преследовать меня всю жизнь.

И Николай Павлович продолжил.

- Нас было трое. Мы были такими же пацанами, как и вы сейчас. В селе тогда жили. Сейчас это село поглотил город, а тогда оно было колхозное. На окраине села заброшенная помещичья усадьба находилась. Бывший большой помещичий дом использовался для хранения зерна, а до прилегающего к нему сада у колхоза руки не доходили. Он сильно зарос, но фруктовые деревья ещё были. Особенно яблок много было. Мы обносили их ещё зелёными.

Сад никто не охранял, но нашлась добровольная сторожиха, баба Жучка. Жила она в маленькой хатке как раз возле сада. Её муж, дед Жук, был колхозным пасечником, и пасека находилась здесь же. После смерти деда Жука пчёлами никто не занимался и пасека пропала. Баба Жучка так и жила в окружении пустых ульев. Была она стара и очень вредная. Почему-то она решила, что должна охранять сад. И охраняла. Вооружившись кочергой, бегала за всеми, кто туда приходил. Причём, взрослых она не трогала, а ребятне от неё доставалось. Девчонки так те вообще в сад не ходили из-за неё. Да и мы поняли, что с бабой Жучкой шутки плохи, когда она спустила на нас собаку. Тогда мы попрыгали на деревья, и сидели там долго, пока собака была на свободе.

И решили мы бабе Жучке отомстить. Придумали, казалось нам, совсем безобидный план и осуществили его. Пришли к ней и сказали, что хотим помочь ей и можем принести воды из колодца. Колодец находился далеко и баба Жучка давно туда уже не ходила. Ей всегда в этом помогали соседи.

- Ой, сыночки, какие ж вы молодцы! - обрадовалась баба Жучка, - а у меня как раз вода кончается. Думаю, кого же попросить? А тут вы!

Мы взяли вёдра и принялись за работу. Заполнили бабе все ёмкости. Во время этого незаметно подсунули под кадку с большим фикусом заранее приготовленное письмо. Затем, уходя, обратили на это письмо её внимание.

- А что это беленькое из под цветка выглядывает?

- Где? - спросила баба.

- Да вот! - мы достали письмо, и так как баба Жучка была неграмотной, прочитали его ей. В письме якобы дед Жук написал, что закопал клад с большой суммой денег и что она может его откопать и жить богато.

- Где? Где он зарыл? – не дождавшись окончания чтения спросила баба.

- Тут написано, что два метра от стены хаты.

- А какой стены? У хаты ж четыре стены, - захотела уточнить баба Жучка.

- Про то не написано в письме.

- Ирод! Я так и знала, что он мне деньги не все отдавал! Я так и знала! Так вот куда деньги за мёд пошли! Ирод! Запрятал он! Что же он мне не отдал?! Это же хорошо, что вы письмо увидели…

Пока баба Жучка ругала деда Жука, мы тихонько смылись. На второй день, проходя мимо её хаты, заметили, что с двух сторон от хаты на расстоянии двух метров вырыта траншея. Через несколько дней траншея окружила хатку полностью. А потом она становилась всё глубже и шире.

А однажды утром увидели, что земля вокруг хатки изрыта канавами полностью и узнали, что это соседи подключились. Они сначала с удивлением смотрели на происходящее, а потом видимо бабка сказала про письмо. И им тоже захотелось разбогатеть, вот они ночью и перекопали всё.

Найти, конечно, ничего не нашли, но у бабки вселилась уверенность, что соседи её клад нашли и забрали. Она потеряла покой. Ходила, рассказывала всем и жаловалась, что её оставили без гроша.

Дня через три после случившегося, она умерла. Повлияла ли наша шутка на это, сказать трудно, но вполне возможно, что именно она ускорила смерть.

- Вот такой необдуманный поступок мы с друзьями совершили, - продолжал Николай Павлович, - Теперь баба Жучка преследует меня всё время. Я утешаю себя тем, что был молодой и зелёный... Но, оправдания мне нет.