Сибиряк-6. Юлины успехи (рассказ)

Фото из интернета. Спасибо Автору!
Фото из интернета. Спасибо Автору!

Петр Иванович отдыхал и лечился в Подмосковном санатории. Первый раз он отдыхал, не думая о своем хозяйстве. Полтора года как Юлю взял агрономом. Никогда не думал, что хозяйство можно было вывести из ступора без денежных вливаний или, как сейчас говорят, инвестиций. Совсем зачахло оно к приходу агрономши. Как же у нее получилось то, что у него не получалось?! Не только долгов у хозяйства нет, но еще и на счету свободных денег достаточно. Все теплицы отремонтировали, рассаду, хоть и поздно, но высадили в грунт, хороший доход получили от капусты и огурцов. А морковкой и свеклой большой участок самовольно засеяла, ругал ее за самовольство, а это хороший доход принесло.

А как умудрилась сельское училище в сообщники записать?! Он от этого училища столько лет отмахивался, толку не видел, а она с первого же дня с ними дружбу повела. И результат не замедлил сказаться. Уговорила свободные домики преподавателям училища отдать. И сама пошла туда преподавать. "У меня очень маленькая педагогическая нагрузка, - говорила Юля, - но мне нравится с учащимися общаться! А, кроме того, это заставляет самообразованием заниматься" Сначала это не понравилось Петру Ивановичу, но понимал, девчонке деньги нужны, а там исправно платят, хотя и немного. Потом увидел, какие плоды это сотрудничество дает! Где бы они взяли столько рабочих рук! Цветы выращивает. Розами, нарциссами и тюльпанами несколько теплиц заняла, да еще и населению посадочный материал начала продавать.

А сейчас пристает со своей идеей в Москве цветочные палатки от хозяйства поставить. А еще хочет, ландшафтным дизайном заняться. Говорит, что в училище есть классный специалист по этому делу, а знания применить нет возможности. У него, говорит, и целая группа учащихся есть, будущих ландшафтных дизайнеров. Ну, торговые палатки, это еще куда бы не шло, а вот дизайнерские работы - чистое баловство! Кому это надо?

Его раздумья прервала, подъехавшая племянница:

- Дядя! Загораешь? А я вот в гости к тебе приехала, - сказала Дина. -

Это ты хорошо сделала, что приехала, соскучился по тебе!

- Я и Михайловну навестила, и она мне рассказала обо всех переменах у вас в хозяйстве! Да я сама видела! Преобразилось хозяйство, а к Юле заехала, так дом не узнала!

- Вот, вот! Альпийские горки я, говорит, у себя сделала! - сказал Петр Иванович, - да по мне-то все это излишество, так, блажь!

- Но, красиво-то как! Матрёне расскажу, так не поверит! Спрашиваю у неё, и когда ты успеваешь? А она мне отвечает, что тут и успевать нечего, учащиеся из дизайнерской группы все сами делают во время практики своей.

- Да она и мне голову морочит с этими учащимися! Говорит, что в декабре они заканчивают училище, и разъедутся кто куда. А ей хочется, чтобы они вместе работали. Предлагает на работу их всех взять. Да, что с ними делать будем? Зачем они нам?

- А вот и напрасно ты не хочешь! - ответила Дина, - Если у вас будет своя секция ландшафтного дизайна, вы сможете на этом немалые деньги зарабатывать, принимая заказа от владельцев дачных участков. Общежитие у вас для ребят есть, жить есть где, а это очень важный стимул работать!

- Вот, и агрономша так говорит! - и грустно добавил, - вот на пенсию уйду, пусть тогда делает что хочет!

- Ты уйти собираешься? - спросила Дина.

- Надо уходить! Болезни одолевают. Да и есть кому руль передать.

- Можешь передать директорский портфель Юле, - одобрила Дина, - Видишь, какая она хваткая! Но, из хозяйства уходить вовсе и не обязательно! Перейди на более легкую и спокойную работу и будешь ей помогать.

- Да, что ей помогать?! У нее у самой все легко получается!

Но, это другим казалось, что у Юли все получилось быстро и легко. Сама Юля так не считает. Для нее этот год был годом напряженного труда, нервных стрессов, разочарований, но и успехов. Долгое время рабочие не признавали в ней руководителя, не выполняли ее распоряжения, называли пигалицей. Юля пыталась, но безрезультатно, бороться с их пьянством на работе. Рабочие только хихикали ей вслед. Были дни, когда на работу вообще никто не выходил, и она безуспешно ходила по домам, с просьбой выйти поработать. Попытки Петра Ивановича изменить отношение рабочих к ней не увенчались успехом.

- Да что ее слушать, эту дуру-пигалицу? - обычно говорили они, - сядет на свой мотоцикл и разъезжает с утра до вечера по хозяйству! Умора! Смотреть смешно!

Но, ситуацию выправить помогли учащиеся сельского ПТУ. А как все возражали против того, чтобы хозяйство сделать базовым для училища! Возражали не только Петр Иванович и рабочие хозяйства, но и само руководство училища. Но, Юле удалось убедить всех, что от этого сотрудничества выгода будет обеим сторонам. В хозяйстве не будет недостатка рабочих рук, а учащиеся будут получать полноценную практику.

Не сразу ее поддержали. Особенно возражали мастера производственного обучения. Их устраивала прежняя система практики, когда учащихся распределяли на практику по два-три человека по разным хозяйствам, а роль мастеров производственного обучения сводилась только к тому, чтобы проехать по этим хозяйствам и проконтролировать их.

Но, были и энтузиасты, которые ухватились за такую возможность. Среди них Владислав Викторович - мастер производственного обучения группы ландшафтного дизайна. Сам Владислав Викторович был увлечен дизайном. Когда-то закончил Харьковский техникум по озеленению, затем - Тимирязевку. Понимая, что только так можно закрепить полученные на уроках знания, Владислав Викторович сразу же поддержал идею Юли, и им вдвоем уже было легче убедить директрису Надежду Варфоломеевну. Гораздо трудней было со старшим мастером, Никитой Захаровичем, Захаркой, как его тут называли.

Захарка был человеком лет 55-ти, жилистый, бойкий, хитроватый и вообще, так сказать, себе на уме, блюдущий не только интересы училища, но и готов постоять за свои собственные. А собственные интересы в вопросе практики у Захарки были большие.

- Он ездит по хозяйствам и везде себе дань собирает, в качестве оплаты за работу учащихся, - говорит Юле Владислав Викторович, - Конечно, ему не хочется лишиться этого лакомого куска. Он будет бороться.

И Захарка боролся. Подстрекаемый основной группой мастеров производственного обучения, он сопротивлялся, рисуя директрисе непременный провал затеи и разрыв с другими хозяйствами. Но, Захарка был сломлен, и ему ничего не оставалось делать, как подчиниться.

Приход в хозяйство учащихся круто изменил и отношение рабочих хозяйства к работе. Теперь Юля уже не бегала за ними, заставляя работать. Не хотят - не надо! Но, они и сами понимали, что работа может быть сделана и без них. Теперь, наоборот, они бегали за Юлей и требовали работу, особенно когда началась регулярная выплата заработной платы. Все реже и реже можно было услышать "дура-пигалица" Женщины ее называли "Наша Юля", а мужчины, все больше - агрономша. Но и те другие понимали: Юля умеет работать и добиваться результатов. Понимали они также, что Петр Иванович все больше и больше отстраняется от дел.

- Ну, что, Иваныч, скоро агрономше придется хозяйство передавать? Вон она как старается? - спрашивали Петра Ивановича мужики, кто со злорадством, кто с завистью, а кто просто так, по-соседски.

- Надо будет и передам! Она потянет, - отвечал Петр Иванович, - Вы-то смотрите, не останьтесь без работы! Это я терплю ваши выходки! А она не потерпит. Ей надо, чтобы работали все хорошо!

- А что же это она эту мелюзгу училищную понабирала? Как будто мы не можем всю работу сами выполнить! Или она хочет от нас избавиться? - с опаской спрашивали рабочие. - Не будете работать, будете пить, так и избавится! Так и знайте! Сейчас это просто делается! Прошли те времена, когда с работы трудно было уволить. Профсоюзы, комитеты всякие заступались! А сейчас это запросто! Так что старайтесь, работайте хорошо, чтобы не пришлось в Москву на работу ездить!

И мужики старались. А женщины нарадоваться не могли, что мужей своих трезвыми могли видеть.

- Наша Юля их быстро к порядку приучит, - говорили они.

Продолжение:

Начало: