Мама, папа, я ухожу от вас на съёмную квартиру

2 April
- А кто мне чемодан собирал...
- А кто мне чемодан собирал...

- Мама, папа, я ухожу от вас на съёмную квартиру.

Вадик внимательно смотрел на родителей, оценивая их реакцию на эти свои слова, но родители были совершенно спокойны.

- И не нужно меня уговаривать, чтобы я остался, - добавил он. - Ухожу я навсегда. Я вчера с хозяйкой квартирой созвонился, и обо всём договорился.

- Это хорошо… - Отец, вместо того, чтобы начинать беспокоиться, зевнул. - Главное, чтобы ты окончательно решил. А то собираешься уходить уже третий раз за полгода. Перед твоей будущей хозяйкой мне даже заочно неудобно. Постоянно ты всё передумываешь…

- Теперь я точно не передумаю. - Сын многозначительно посмотрел на маму, ожидая от неё каких-то слов, но та хранила молчание. - Решено всё окончательно. И вы знаете почему.

- Знаем, знаем... - усмехнулся отец. - Ты же теперь сам себе на жизнь зарабатываешь. Самостоятельным хочешь быть. Молодец. Но работу по дому и саду ещё никто не отменял. Но если ты так решил… Что ж… Теперь у тебя свои дела появятся, тебе станет не до нас. Поймёшь, почём фунт лиха, и сразу повзрослеешь,

- Я уже давно взрослый, папа! - нервно поправил отца сын. - Мне уже двадцать восемь лет. Неужели вы думаете, что я не смогу жить самостоятельно?

- А чего про это говорить-то? - Отец пожал плечами. - Бери чемодан и, как говориться, ступай с Богом. Строй свою жизнь без помощи родителей.

- Мама, а ты почему молчишь? - Вадик опять посмотрел на маму. - Ты мне ничего не скажешь?

- А что ей говорить? - ответил за жену отец. - Опять начинать тебя жалеть? Уговаривать, чтобы остался?

- Папа, - занервничал Вадик. - Почему ты опять надо мной издеваешься? Я хочу, чтобы мама сказала, что она думает по этому поводу.

- Сынок, может, ты покушаешь перед уходом? - заговорила, наконец-то, и мама.

- Что? - растерялся сын, ожидая услышать совсем другие слова.

- Я говорю, поешь, Вадик, - улыбнулась мама. - Хочешь, я тебе в баночку кашки положу, с котлетками. На ужин.

- Одной котлетки ему хватит! - воскликнул отец. – Пусть сам начинает себе готовить. Или в столовку ходит, как мы в молодости.

Вадик растерянно смотрел на родителей, не понимая, почему всё идет не по его плану.

- И чего ты застыл? – недовольно спросил отец. - Я чувствую, ты так долго будешь уходить. Сейчас поешь, потом душ примешь, а после тебя на сон потянет. Ты давай не расслабляйся, если решил.

- Да! - Вадик решительно подошёл к шкафу, внутри которого должен был скрываться большой чемодан. - Сейчас соберу свои вещи, и пойду.

- Можешь не напрягаться. Чемодан для тебя уже собран, - сказал отец.

- Что? – лицо у Вадика вытянулось от удивления. – Как это - собран? Почему собран?

Он скорее вытащил из шкафа тяжеленный чемодан, откинул его крышку и опять со страшным удивлением уставился на родителей.

- А… Как вы догадались, что я?.. Буду уходить...

- А что тут догадываться-то? - Отец издевательски подмигнул сыну. – Как только ты вчера устроил нам истерику, что не желаешь ехать на выходные в сад работать, мы сразу поняли – завтра наш сынуля кинется в бега.

- Я истерику не устраивал, - заворчал сын, – Я просто сказал, что не желаю заниматься вашими делами…

- Ладно, ладно, - перебил его отец. – Всё же решено? Как видишь, твой чемодан готов. Ты не сомневайся, мы туда положили всё, что ты в прошлый раз в него укладывал. Но я всё-таки предлагаю тебе взять пару лишних носовых платков.

- Зачем они мне нужны? – недовольно спросил Вадик.

- А чем ты слёзы станешь вытирать, когда по маминым котлеткам плакать будешь? Полотенцем хозяйки? Она ведь ругаться станет.

- Да ладно тебе, отец, не издевайся над сыном, - вдруг встала на защиту сына мама. – Видишь, он уже сам не свой.

В глазах у Вадика от таких слов тут же появилась надежда, что сейчас мама станет уговаривать его остаться, но она вместо этого стала говорить совсем другое.

- Я, вот что, Вадик, я предлагаю тебе из дома взять - на всякий случай - одну кастрюльку и сковородку. Чтобы у тебя всё своё было…

- Мама! – воскликнул в отчаянии сын. – Зачем мне эти сковородки? – Затем он опомнился, и сделал серьёзное лицо. – Значит, вы рады, что я ухожу?

- Мы тобой гордимся, сын! – воскликнул и отец. – Это же надо суметь решиться покинуть родительский очаг и начать самостоятельную жизнь.

- И вас не беспокоит, что я могу чего-нибудь натворить? Чего-нибудь такое, чего вы всегда боялись.

- Так теперь ты сам за свои дела и ответишь, - спокойно ответил отец. – Теперь ты живёшь не с нами.

- Погодите! Но я же ещё не ушёл!

- Ты хочешь сказать, что ты ещё не решил окончательно? – хитро посмотрел на сына отец.

- Решил... Но не совсем... решил… - неуверенно сказал Вадик, стараясь не смотреть отцу в глаза.

- Ну, тогда ставь свой чемодан обратно в шкаф, – спокойно сказал отец. - Пусть стоит там и ждёт твоего окончательно решения.

- Но я… - Вадик хотел что-то сказать, но отец тут же перебил его.

- Но ты готовься! В выходные тебя ждёт штыковая лопата и пять соток земли. Ведь пока мы живём вместе – мы должны делить и горести, и радости, и домашний труд. Правильно я говорю, сынуля?

Вадику ничего не оставалось делать, как кивнуть папе...