Васька

15 January
Фото: Яндекс.Картинки
Фото: Яндекс.Картинки

Васька стал Васькой совершенно случайно. До того, как получить своё прозвище, он целый день безымянно мяукал из-под дровяного сарая, прятавшись всякий раз при малейшем приближении человека. Людмила Павловна и так выманивала орущий комочек, и этак, ставила миску с молоком ближе к сараю, но ничего не помогало — котёнок забирался к дальней стене и жалобно пищал уже оттуда. Наконец Александр Фёдорович снял с чердака рыбацкий сачок, привязал к нему палку подлиннее и поймал испуганного крикуна.

Извлечённый котёнок оказался совершенно чёрным, только на тощей грудке красовалось, будто орден, маленькое белое пятнышко. Котёнка отнесли в дом, помыли дегтярным мылом от блох, нащипали от суповой кости несколько кусочков мяса, ткнули мордочкой в миску с молоком — ешь, только не ори.

Сытое животное повело себя странно. Задрав хвост трубой, боком поскакало осматривать свои новые владения.

— Ну чисто наш сосед Василий, как напьётся, — всплеснула руками Людмила Павловна.

Найдёныша оставили себе. Так Васька исправил странное недоразумение — деревенский дом и без кота.

Кошачий корм Васька отвергал напрочь, предпочитая консервам нормальную человеческую еду. С удовольствием лакал молоко из миски, с уважением относился к варёной картошке, но больше всего на свете любил красный наваристый борщ, из которого лапой вылавливал, а затем с хрустом грыз сочный капустный лист.

Долгими зимними вечерами котёнок развлекал Александра Фёдоровича и Людмилу Павловну тем, что приносил обратно, будто собачка, брошенный фантик или скомканную бумажку. Людмила Павловна снимала забавы Васьки на телефон и рассылала родственникам через соцсети смешные ролики, гордясь котом, словно внуком. С собственными внуками Александру Фёдоровичу и Людмиле Павловне пока нянчиться не пришлось. Единственная дочь сразу после школы уехала в город, где лет пять назад вышла замуж, но никак не могла порадовать отца с матерью топотом детских ножек по родительскому дому.

Васька больше любил Александра Фёдоровича. Целыми днями бегал за ним по ограде, как привязанный, часами наблюдал, как тот пилит, рубит, складывает дрова в аккуратные поленницы. Или дремал на мужских коленках под монотонные звуки телевизора. Александре Фёдоровне дозволялось лишь одно — готовить любимый наваристый борщ.

От дома до Кривого озера было десять минут ходьбы, а если идти огородами то и того меньше. Александр Фёдорович с возрастом пристрастился постоять на утренней зорьке с удочкой в руках. Кот сопровождал хозяина до самого берега. Располагался чуть поодаль, внимательно следя, как у удочки разматывается леска, как насаживается наживка, как при поклёвке начинает дёргаться поплавок.

Первая рыба доставалась коту. Васька хватал добычу, убегал в траву, где урча от нетерпения, расправлялся с карасём. Или плотвой, смотря что клевало. На этом своё участие в мужской рыбалке он считал исполненным и той же короткой дорогой возвращался в ограду.

На втором году жизни Васька серьёзно заболел. Перестал есть, у него раздулся живот. Вызванный ветеринар осмотрев кота, поставил неутешительный диагноз:

— Хороший котик, но готовьтесь к самому худшему.

Ваську надо было спасать. Александр Фёдорович поехал в райцентр и накупил на пол пенсии лекарств, которые больное животное наотрез отказывалось глотать. Как в него не пытались запихать таблетки, он тут же их срыгивал, вырываясь из последних сил.

— Сдохнешь ведь, балбес! — ругался Александр Фёдорович. Людмила Павловна плакала.

Кота вынесли на майскую травку, чтобы он напоследок был ближе к природе. Васька потянулся к ближайшему растению и стал жевать какую-то веточку. Потом ещё одну. И ещё. К вечеру живот у Васьки немного спал. А через неделю кот бегал за Александром Фёдоровичем по ограде, как ни в чём не бывало.

Беда пришла откуда не ждали. Правда, пришла вместе с радостью. Позвонила дочка и огорошила двумя новостями: во-первых, она скрывала все девять месяцев свою беременность, а вчера родила сына. И, во-вторых, развелась с мужем. От таких сообщений у матери случился гипертонический криз, едва оправившись от которого Людмила Павловна заявила, что они с мужем должны ехать в город.

— Я не поеду, — отрезал Александр Фёдорович, — пусть домой с внуком возвращается. Ребёнку на свежем воздухе будет лучше!

Людмила Павловна была не согласна: в городе горячая вода, медицина и подгузники.

Александр Фёдорович стоял на своём:

— Не поеду!

Людмила Павловна вздохнула и пошла собирать вещи.

Через три дня после её отъезда соседи были озабочены рёвом голодного кота. Васька сидел на заборе и протяжно на всю улицу выводил громкое «Мя-я-у-у!» Он отказывался есть надоевшую варёную картошку, переворачивал миску с молоком и требовал борща.

— Фёдорович, почто животное мучаешь? — спросила через забор сердобольная соседка Татьяна.

— Жрать паразит хочет!

— А что не покормишь?

— Да где я борща возьму?

— Так я вам сварю...

— Правда? — обрадовался Александр Фёдорович, — Васька, живём!

Людмила Павловна с дочкой и внуком вернулась через две недели. На кухонном столе, как самое главное блюдо, красовалась соседская кастрюля.

— Что это тут у вас? — спросила она.

— Борщ, — честно ответил Александр Фёдорович и рассказал про Васькины рулады на всю улицу.

— Ну-ну, — Людмила Павловна поджала губы, — борщ значит. И вкусный?

— Нормальный, — сказал Александр Фёдорович. Но спохватившись тут же добавил:

— Твой, конечно, лучше!

— То-то же!

Кастрюля Татьяне была возвращена с такими словами благодарности, что соседка пожалела о своей помощи. Правда с тех пор Людмила Павловна для своего борща стала выбирать косточку посахарнее. Мало ли что...

А внука в честь деда Сашкой назвали. Васька терпел все его издевательства, ни разу не поцарапав ребёнка и прожил до Сашкиного совершеннолетия. Но, это уже совсем другая история.

Читайте также:

Симочка