Веник

6 May
Изображение с сайта pixabay.com
Изображение с сайта pixabay.com

Люди на остановке жались под козырек, прячась от сыпавшихся с неба дождинок, мимо проезжали переполненные хмурыми лицами маршрутки, а Светке в объятиях Ромашова было тепло и уютно. Как будто вернулась домой.

— Почему Ромашов? — спросил он.

Мама звала его Ромашка, друзья Ромарио, и только Света — Ромашов.

Светка пожала плечами. Это же так просто: Рома Ершов — Ромашов.

Он засмеялся:

— Ну, хорошо, Ромашов так Ромашов.

И обнял Светку.

Подруги завистливо спрашивали по телефону:

— Как там твой Ромашов?

— Лучше всех! — отвечала Светка. Она была счастлива.

Он жил на соседней улице, учился в соседней школе, играл в соседнем дворе. И почему они не познакомились раньше? Как Светка двадцать лет жила без него?

Уже полгода они снимали квартиру в том же районе, где выросли. Это было так по-взрослому: просыпаться вместе, завтракать вместе, бежать на остановку, проводить вечера вместе, засыпать в объятиях друг друга. Но сегодня Светке было грустно: Ромка уезжал на две недели к больному отцу в соседний город.

— Всего две недели, — успокаивал он Светку. — Я постараюсь вернуться пораньше.

И поцеловал её в мокрые от слёз глаза.

Как прожить четырнадцать дней без любимого? Когда сильно любишь, ещё две недели к двадцати годам — это больше, чем вечность.

Света подобрала Веника на улице.

— Смотри, — протянула на пороге Ромке, когда он вернулся, пушистый комочек, — это наш малыш.

— Смешной, — сказал Ромашов, — а нам он зачем?

— Жалко его...

— А ты забыла, что...

— Да-да, я помню, что у тебя аллергия на кошек, но, посмотри, какой он чистый, значит, домашний, просто потерялся. Я расклею объявления и верну Веника хозяевам.

— Веника?

— Правда, похож?

Ромка кивнул: Веник так Веник.

Целый вечер Света возилась с котёнком: мыла, сушила, расчёсывала, фотографировала.

На следующий день Ромка покрылся пятнами и начал чихать. Светка протянула ему таблетку:

— Сегодня Веника заберут. Я уверена.

Не забрали.

— Представляешь, отказались в самый последний момент. У них что-то там с собакой, — оправдывалась она вечером за ужином. — Но завтра точно заберут. Мне три человека написали.

И чмокнула Ромашова в щёку. Она сильно любила Ромку, но выбросить котёнка на улицу тоже не могла. Мы в ответе за тех, кого приручили, сказал, кажется, Пушкин. Или Ди Каприо? Светка точно не помнила. Ромка проглотил ещё одну таблетку.

Но и на следующий день Веник остался дома. Ромка позвонил Светке после лекций:

— Как успехи?

— Извини. Все — как назло — добавили меня в чёрный список и не отвечают на сообщения.

— Не беда, — сказал Ромка, — я сегодня переночую у мамы.

— Прости, — едва не зарыдала Светка.

— Не плачь, это же всего на один день. Правда?

— Да. Может, на два. Я не знаю.

И уже не могла сдержать слёз.

Он звонил ей каждый день, спрашивал про Веника, уверял, что готов ждать сколько угодно. Светка в ответ отправляла фотографии котёнка. Так прошла неделя.

В субботний вечер в дверь настойчиво позвонили. Светка бросилась открывать, думая что приехал Ромка, но на пороге стояла его мама.

— Здравствуйте, Алёна Игоревна, — растерянно проговорила Светка, — А Ромы нет.

— Привет. Я знаю. Ты поможешь мне собрать вещи Ромашки?

Светка опешила:

— А зачем?

— Дорогуша, — сказала Алёна Игоревна. — Неужели ты думаешь, что я буду платить за квартиру, в которой мой сын не живёт?

— Да, наверное… — прошептала Светка.

Она ходила по комнате и механическими движениями запихивала Ромкины футболки в пакеты, а под её ногами всё время крутился котёнок по имени Веник. Хорошо, что у него не было аллергии на людей.

Читайте также:

Братский разговор