За дверью

28 April
Изображение с сайта pixabay.com
Изображение с сайта pixabay.com

— Маша, я ушёл от неё, слышишь? Маша! Открой!

Сорокапятилетний Сергей Викторович Самохвалов с сумкой и пакетами стоял перед закрытой дверью квартиры своей молодой любовницы и не понимал, почему она его не пускает. Только вчера было переговорено в сотый раз, как чудесно они заживут, ни от кого не прячась, когда Сергей Викторович уйдёт от жены, рассказав ей о своих новых отношениях.

— Маша! Это я. Я к тебе пришёл. Насовсем!

В квартире точно кто-то был. Сергей Викторович слышал шаги, скрип половиц. Он набрал телефон девушки, за дверью послышалась знакомая мелодия, но быстро оборвалась.

— Маша, открой! Я знаю, что ты дома! Что случилось?

Был поздний летний вечер. Сергей Викторович стоял в пустом подъезде и не знал, что ему делать дальше. Путь домой был заказан, любовница к себе не пускает. Ситуация просто дурацкая. Не ночевать же ему под дверью... Он отчаянно нажал не дверной звонок в последний раз, затем подхватил свои пожитки и стал спускаться по лестнице. В этот момент дверь открылась и на пороге возник крепко сбитый молодой человек в спортивном костюме:

— Мужик, те чё тут надо? Чё здесь трёшься?

За его спиной маячила фигура возлюбленной Сергея Николаевича.

— Маша, а... кто это? — опешил Самохвалов. Он вернулся на лестничную площадку и в полнейшем недоумении разглядывал молодого человека. Надо сказать, что и по возрасту, и по манере поведения спортивный крепыш гораздо больше подходил Маше, нежели он — сорокапятилетний начальник департамента городской администрации.

— Это ты кто такой? Чё людям жить мешаешь?

— Я, собственно, к Марии...

— Пошёл отсюда!

Молодой человек с силой толкнул Самохвалова в грудь, отчего тот отлетел к противоположной двери, роняя на бетонный пол пакеты и дорожную сумку.

— Ещё раз увижу — хана тебе! — проговорил парень.

Сергей Николаевич был потрясён. Явление нового героя никак не вписывалось в его планы. Он думал, что уход от жены к Маше — это новая страница его жизни. Шанс, так сказать, почувствовать себя вновь молодым и интересным. Вместе с девушкой вновь пережить давно забытые эмоции. А тут такой поворот...

— Маша? — только и успел произнести поражённый Самохвалов прежде, чем дверь любовницы закрылась.

Сергей Николаевич просидел в оцепенении несколько минут, затем собрал вещи, вышел из подъезда, сел на бортик песочницы. Окна Машиной квартиры светились напротив.

Что делать и куда идти — Самохвалов решительно не знал. Его друзья наверняка уже спали, ехать на дачу, чтобы там переночевать — далеко. Оставалось найти какое-нибудь временное пристанище. Не сидеть же всю ночь начальнику департамента в песочнице. Сергей Николаевич углубился в телефон, пытаясь понять, где поблизости находится гостиница.

Скрипнула подъездная дверь — вышел спортивный крепыш. Сергей Николаевич проводил его взглядом и вернулся к телефону.

Вновь скрипнула дверь.

— Серёжа, это ты? — из подъезда показалась Маша.

Самохвалов промолчал. Маша подошла, присела рядом.

— Прости меня. Я должна была предупредить, что у меня брат такой резкий.

— Брат?

— Конечно, брат. Ну а кто же ещё? Я ведь почему дверь не открывала — про тебя рассказывала. Ему не понравилось, что ты старше меня. Очень переживает.

У Самохвалова отлегло от сердца. Господи, конечно же, брат! А он-то себе уже нафантазировал...

— Серёжа, пойдём домой. Поздно уже, прохладно.

Они встали. Сергей Николаевич обнял девушку, погладил по спине, провёл чуть ниже... И как ошпаренный отдёрнул руку.

— Серёжа, ты чего?

— Уходи.

— Я же всё объяснила...

— И я чуть было не поверил... Скажи, а ты всегда брата без нижнего белья провожаешь?

— Ты о чём?

— Перестань. Иди домой. Поздно уже. И прохладно.

— Как знаешь.

Девушка растворилась в темноте. Сергей Николаевич вновь достал в телефон — пора было сорокапятилетнему начальнику департамента начинать новую жизнь.

Читайте также:

Трусиха