Англия: В нашей разведке некому работать!

26.04.2018

Интелледженс Сервис начала бурно развиваться после первой мировой войны. Именно тогда британские власти осознали важность разведки. Но где брать специалистов для этой службы?

Никто толком этого не знал. И англичане решили, что лучший способ создать разведку – набрать аристократов. Выходцы из герцогских, баронских и прочих семей привыкли управлять, разберутся и с разведкой.

Битхэм Суин-Эскотт пришёл устраиваться на работу. Его направили в службу кадров. Как вспоминал сам аристократ, до этого не работавший ни дня, он зашёл в комнату, где был только стол. За ним сидел офицер.

- Чем я буду заниматься? – спросил Битхэм Суин-Эскотт.

- Я не знаю, - ответил офицер. – Но вы не должны бояться совершить подлог или убийство.

Суин-Эскотт вернулся домой в раздумьях, стоит ли устраиваться в эту организацию.

Ещё один англичанин, лорд Дакре вспоминал, какое жуткое впечатление на него произвели сотрудники Интелледженс Сервис. Это были сплошь идиоты.

- Там было две категории, - писал в своих мемуарах лорд Дакре. – Лондонские мальчики из высшего света и индийские полицейские (англичане, служившие ранее в Индии). И те, и другие были или глупы, или очень глупы.

Лесли Николсон пришёл на работу в разведку полный надежд и устремлений. Его направили на курсы подготовки разведчиков. За три недели он прослушал лекции по связи, шифрам и кодам, бухгалтерской отчётности. Сдал экзамен и его направили в Австрию.

В начале 30-х годов прошлого века в Вене было тревожно. Николсон был готов работать, но вдруг он вспомнил, что ему так и не сказали, чем он должен заниматься. И вообще, в чём состоит его работа.

Коллега Николсона, такой же скороспелый разведчик, но работавший побольше, сказал ему, что его предшественник напился пьяным, потом подрался и оказался в полиции с портфелем, полным секретных документов.

Несмотря на все препоны, Николсон смог создать агентурную сеть. Но люди работали с ним неохотно. Уже потом выяснилось, что англичане считались очень жадными, а немецкие разведчики платили в два раза больше за полученную информацию.

Очень мешало и отношение руководства. Обычно в Лондоне не верили никаким сведениям, если они противоречили мнению разведначальства.

Однажды Николсон раздобыл сведения с помощью агента о том, что одна фабрика в Восточной Пруссии, ранее выпускавшая велосипеды, сейчас перешла на выпуск автоматов.

Два месяца Лондон молчал. Николсон направил несколько запросов. Информация была очень важная и говорила, что Германия начала усиленно готовиться к войне.

Внезапно Николсон получил депешу, что эта информация ложная и агента надо исключить из сети, как провокатора. Став разбираться, Николсон приехал в Лондон и узнал, что в Восточную Пруссию ездил заместитель начальника английской разведки. Он убедился, что агентурное сообщение – фальшивка, так как такой фабрики вообще не существует.

Николсон вытащил из портфеля и положил на стол начальника телефонный справочник Восточной Пруссии, где был указан телефон и адрес этой фабрики.

- Вот как? – удивился начальник. – Надо же, а Джейкоб её не нашёл. Но всё равно, ничего уже не сделать. Мы же не можем не верить ему, он из очень хорошей семьи. А с вашим агентом придётся распрощаться.

Николсон только руками развёл.