Мы взяли всех агентов англичан!

26.04.2018

Джефф поселился в пансионате в пятом округе Парижа. Сначала он хотел снять комнату с окнами во двор, и чтоб пожарная лестница была рядом. И чёрный ход неподалёку. Это пригодилось бы убегать от гестапо.

Но Джефф подумал и решил, что поиск именно такого жилья и привлечёт внимание контрразведки. К тому же французы, особенно парижане, не хотели никаких сложностей и с удовольствием рассказывали оккупантам о подозрительных лицах.

В управлении железных дорог, куда устроился Джефф, ему дали должность делопроизводителя. Платили мало, зато был доступ к сведениям обо всех перевозках в центре и на севере Франции.

Раз в неделю Джефф ездил на арендованном стареньком «рено» в Булонский парк. И оттуда слал в Лондон добытую информацию. Также он познакомился с месье Фонтане. Тот был одинок и нуждался в обществе. Работал месье Фонтане швейцаром в ресторане «Максим» и рассказывал Джеффу о его посетителях.

- Ах месье Редье (под этим именем Джефф жил во Франции), - сокрушался Фонтане. – Вчера устроили скандал и драку лётчики и моряки. Причём лётчики в странной форме светло-оливкового цвета.

Так Джефф узнал о прибытии в Париж авиагруппы из Северной Африки. А через три дня об этом знал и Лондон.

Однажды из метрополии пришло указание встретиться с резидентом английской разведки в Париже. Он должен был передать Джеффу запасные батареи для рации. Однако Джефф спокойно покупал их в автомобильном магазине, говоря, что они нужны для его мотоцикла.

Встречаться с коллегами-нелегалами было опасно. Гестапо работало очень эффективно. Тот же месье Фонтане то и дело рассказывал, как подвыпившие гестаповцы хвастаются поимкой групп Сопротивления.

Но Лондон настаивал на встрече. Как выяснилось после войны, это была многоходовка гестапо. Они задержали радиста, вынудили того вести радиоигру с англичанами. Те прислали по просьбе немцев, конечно, не зная об этом, резидента для руководства агентурой в Париже.

Гестапо хотело, чтобы резидент, ещё не знающий, что работает «под колпаком», повстречался со всеми английскими разведчиками. Потом бы их легко задержали.

Джефф курил, облокотившись на парапет у Сены. Слева, под мостом, суетились клошары, готовясь к ночному отдыху. Они шуршали газетами, доставали свёртки с едой.

Клошаров никто не трогал. Они были одной из достопримечательностей Парижа, и туристы обязательно приезжали на них посмотреть.

Окурок, выброшенный в Сену, мелькнул в сумерках огненной дугой. Джефф ссутулился и отправился в свой пансионат. Через неделю его ждал резидент.

Встреча прошла без осложнений. Резидент оказался бывшим моряком, поэтому Джефф с удовольствием поговорил о яхтах и прогулках под парусами возле меловых утёсов Дувра.

Спас его месье Фонтане. Он подслушал разговор пьяного гестаповца, что «последний голубок прилетел сегодня в клетку». После разговора со швейцаром Джефф не стал возвращаться в пансионат.

Утром, проходя мимо своих окон, выходивших на улицу, он увидел внутри комнаты быстрые тени. А у дверей пансионата стояли три чёрные машины.

До освобождения Парижа оставалось ещё полгода. Гестаповцы отловили всех английских разведчиков. Только Джефф как сквозь землю провалился.

Его искали усиленно. Но потом надвинулись другие события, покушение на Гитлера случилось и про англичанина забыли.

А он мирно жил под одним из мостов через Сену. Весь в отрепьях, он спал, кутаясь в газеты. Хрипло смеялся вместе с другими клошарами над глупыми чайками. Собирал подаяние, выставив на Монмартре пустую драную шляпу.

Как потом выяснилось, Джефф был единственным английским разведчиком, сумевшим избежать ареста. За свою работу во время войны он был награждён орденом Виктории.