«С ковром да швейцаром». 6 уникальных парадных Петербурга

Реклама в Дзене
988 full reads
1,2k story viewsUnique page visitors
988 read the story to the endThat's 79% of the total page views
2,5 minutes — average reading time

Парадные – одна из самых популярных визитных карточек Санкт-Петербурга. Наравне с каналами, крышами и мостами, парадные создают загадочный и романтичный образ нашего города.

Сегодня один из экскурсоводов Петербурга, Дмитрий Березин, погрузит вас в их историю, а также расскажет и покажет наиболее интересные из них.

В 60-70-ых годах XIX века люди массово переезжали в Петербург. В 1863 население составляло 539 500 человек, а к 1882 – уже 928 000. Переезжали по разным причинам – отмена крепостного права, начало индустриализации, общий рост темпа развития имперской столицы – всё это требовало новых рук и умов.

Бывшие крестьяне не имели больших перспектив – они устраивались на заводы и в цеха, получали ничтожную зарплату, часть которой посылали родственникам в деревню. Они не могли себе позволить аренду квартиры в полноценных домах, и потому образовывали районы спонтанной застройки вокруг фабрик – «промышленные городки». Деревянные трущобы без водопровода и электричества.

Зато аренду могли себе позволить интеллигенты (чиновники, учителя, банкиры, преподаватели, врачи). Для них предприимчивые петербуржцы выстраивали «доходные дома», в 90% случаев полностью уходившие под сдачу в аренду (хозяева предпочитали жить отдельно).

В квартиры этих домов вели две лестницы – парадная – для хозяев, гостей, гувернеров – и чёрная – для слуг и дворника. Заказчики домов были довольно богаты и как бы соревновались между собой в роскоши интерьеров и экстерьеров – так и появились парадные лестницы, украшенные лепниной, витражами, и, в некоторых случаях, статуями.

Доходный дом Каншина, Кузнечный пер., 6

Начну с известной парадной дома Василия Каншина. Василий прославился занимаясь откупами. Откуп – право за определенную плату получать с населения налог в той или иной сфере. Василий был откупщиком «питейных заведений», то есть одной из наиболее прибыльных сфер торговли. В Кузнечном переулке он построил аж 3 дома – 2, 4 и 6, все для своих детей.

Парадная, кстати, попала в фильм Балабанова «Счастливые дни». Сейчас она отреставрирована и заглянуть в неё может каждый.

Доходный дом Берштейна, 2-ая Советская, 10Б

Помимо кариатид и атлантов, в парадных встречается новшество конца XIX века – напольная плитка. Называется она метлахской – по немецкому городу Метлах, где её впервые произвели. Особенность метлахской плитки в долговечности – рисунок не нанесен поверх, а является частью плитки (цветные глины). Здесь сохранился прекрасный образец с васильками, витражи с кувшинками и окна «бычий глаз», предназначенные для освещения прихожих естественным светом с парадной лестницы.

Что касается хозяина – Григорий Бернштейн был гражданским инженером – то есть строил общественные здания (школы, больницы). Бюро Бернштейна располагалось здесь же, на цокольном этаже.

Доходные дома Елисеевых, наб. Фонтанки, 64 и Ломоносовская, 14

На пресловутые 60-80-ые года XIX века приходится расцвет капитала братьев Елисеевых – известного вам по магазину на Невском купеческого рода. Григорий, Сергей и Степан Елисеевы обустроили свои склады на Биржевой линии Васильевского острова, получили разрешение на торговлю винами в розлив и купили ряд домов для петербургских богаделен.

До нашего времени в хорошем состоянии дошло несколько доходных домов Елисеевых. Изюминка дома на Фонтанке – витражи, в совокупности с южной стороной дающие восхитительный свет, и балясины в виде грифонов. Особенностью второй парадной является винтовая лестница с цилиндрической шахтой лифта.

Дом Веге, наб. Крюкова канала, 14

Не так уж много интересных домов в неимоверно жёлтой Спасской части города. Однако дом полковника Роберта Веге в стиле неоклассицизма успешно разбавляет их и цепляет глаз. Полковник был известен как «ультрамариновый король», так как получил в наследство от отца соответствующий завод на Октябрьской набережной. Неподалёку от завода, кстати, сохранился потрепанный фамильный особняк, чьи лестницы украшены кариатидами.

Что касается дома на набережной, он был построен в 1912-14 годах по последнему слову моды и техники. Подъемные машины (лифты), двор-курдонер, пропускающий больше света, и парадная с «ковром да швейцаром». И что здорово – сохранившиеся скамьи из мрамора, подобных которым нет в Петербурге.

Дом Нейдгарта. Кирочная, 40

Алексей Нейдгарт был гофмейстером (управляющий придворными) высочайшего двора, почетным опекуном, имел титул действительного статского советника. Его зятем был сам Столыпин – когда он стал министром внутренних дел, Алексей, его брат Дмитрий, и их сестра Ольга (жена Столыпина) построили себе по особняку в Литейной части. Из них троих наиболее впечатляющая лестница вышла у Алексея – местные жильцы так прониклись духом дворянства, что категорически против любых её посещений.

Дом Эмира Бухарского. Каменноостровский пр., 44Б.

Кто бы мог подумать, что наследнику целого эмирата нужен собственный дом, да ещё не в Бухаре, а в Петербурге. Но так уж вышло, что Бухарсий эмир был вассалом российского императора, а конкретно эмир Сеид Абдулахад-хан – входил в его свиту, значительно вложился в строительство Петербургской мечети, и заказал для своего сына доходный дом, в котором тот так и не пожил. Причём дом достроили к 1918-ому, а фасады довели до ума только в 1952-ом. Это единственный пример облицовки уральским шишимским мрамором в Петербурге.

Что касается парадной, сохранилось колоссальное окно и «венецианская» штукатурка под мрамор, скрывающая обычный кирпич, но от этого не менее восхищающая. Некоторые квартиры в доме эмира, кстати, насчитывают по 18 комнат, и до сих пор являются коммуналками.

Автор – Дмитрий Березин
Фото – Лилия Павлова
Источник:
RBI