Хлеб в тарелке интересная история

01.08.2018

Сергею предстояло трудное и неприятное дело. Надо было ехать в деревню и просить у деда денег. Ремонт машины больше откладывать нельзя. Жена Валентина пилит каждый день. Вчера пригрозила, что сама поедет или позвонит деду. Этого Сергей допустить не мог. Дед и так считает его подкаблучником.

Для моральной поддержки Сергей позвал друга Николая. Хоть и молчун, но вид у него внушительный. Сам Сергей в свои тридцать лет оставался щуплым, как подросток. Дед и относился к нему, как к пацану, все Серёнька да Серёнька!

В деревню приехали к вечеру, как раз поспели к ужину.

В тихой горнице было чисто убрано, пахло детством. Длинный стол стоял посредине, упираясь торцом в большой телевизор. Бабушка постелила праздничную скатерть (внук приехал!), тесно уставила стол мисками с деревенскими разносолами, разлила в тарелки огненно-красный борщ. Сергей поставил на стол привезенный коньяк и почувствовал надежду, когда дед одобрительно крякнул. Дед был прижимистым, но от пары рюмочек добрел.

Расселись: дед поближе к телевизору (начинался хоккейный матч, а дед был тот еще болельщик), за ним Николай. Сергей сел по другую сторону стола, напротив деда.

Ни Сергей, ни Николай хоккеем не интересовались, но, учитывая ситуацию, тоже подкрикивали, когда дед радовался или возмущался игрой хоккеистов. Дед так увлекся игрой, что постепенно повернулся почти боком к столу и даже про коньяк, казалось, забыл.

Рядом с тарелкой деда стояла хлебница с ломтями деревенского хлеба, который бабушка пекла сама. Николай протянул руку и взял один кусок. Когда он проносил его над тарелкой деда, рыхлый мякиш оторвался от корки и плюхнулся деду в борщ.

Дед уткнулся в экран и не замечал ничего вокруг. Николай и Сергей смотрели друг на друга в полной растерянности. Надо было спасать ситуацию. Николай протянул руку и осторожно, чтобы не развалился намокший в борще мякиш, начал поднимать его.

В этот момент дед повернулся к столу и ошеломленно уставился на руку, макающую хлеб в его борщ...

То, что дед потерял дар речи, было очень хорошо. Иначе Сергею не удалось бы объяснить деду, что его друг не с голодного края, не сирота и не воровского роду-племени. Постепенно приходя в себя, дед начал делать именно такие предположения.

Сергею было ясно, что теперь нечего и затевать разговор о деньгах. Дед сидел нахмуренный и только иногда искоса поглядывал на съежившегося Николая. Некоторое время дед смотрел в свой борщ, а потом начал смеяться. Смех у него был сиплый и кудахтающий, не привычен был дед смеяться. Отсмеявшись, утер глаза и сказал: «Ладно, Серёнька, на тушуйся. Небось, думаешь, что все пропало? Знаю ведь, зачем приехал! Сорока на хвосте принесла. Дам я тебе деньжат. Другу вот скажи спасибо. Развеселил старика!»

Всю обратную дорогу Сергей размышлял, говорить ли этой сороке Валентине, что он обошелся без ее помощи, а раздобыл деньги благодаря Николаю. Или не обошелся? Не поймешь этого деда!

Но, конечно, не утерпел, рассказал жене. Валентина хохотала, вспоминая, с неделю. И, разумеется, разболтала всем знакомым. Теперь в дружеских посиделках, когда кто-нибудь из друзей отлучается из-за стола, то предупреждает Николая: «Колян, мою тарелку не трогай!»