Колор запретной страсти

«Цвет ночи» в контексте нуара

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки!

День добрый, дорогие друзья! С вами вновь историк Андрей Васильченко, но не только как специалист по культуре межвоенного периода, но и как автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара». К слову, если вы её ещё не приобрели, то имею наглости рекомендовать это сделать

В одном из наших прошлых сюжетов мы упоминали по-своему уникальное явление- т.н. «эротические триллеры» 90-ых годов. Они в первую очередь ассоциируются с легендарной лентой Пола Верховена «Основной инстинкт». Поскольку данный поджанр именуется «триллерами», то многие их ошибочно выводят от собственно классических триллеров. Однако если вы посмотрите на изначальные британские творения, то нагнетание «атмосферы страха» происходило методами почти невинными, едва ли не родственными с пресловутой «викторианской стыдливостью». В итоге триллеры с известным количеством откровенных и даже провокационных сцен было бы правильнее выводить от нуара, где эротический компонент был весьма ярким, едва ли не акцентированным.

Так получилось, что «Основной инстинкт» став своеобразным «лидером», фактически затмил другие ленты, которые появились одноврменно с ним. Появись они в другое время, они стали бы если не «легендами», то весьма известными. Однако пребывание в тени «новой классики» всегда чревато забвением. Так произошло с фильмом «Цвет ночи», который во многих местах являл преемственность с нуаром. Достаточно упомянуть его называние. Ведь в нуаре «ночь» — это не столько время суток, сколько пространство действия.

Cайт о нуаре http://noir-film.ru/

Забвение этого фильм было печальным хотя бы по двум причинам. Так как оно ознаменовало конец карьеры неплохого режиссера Ричарда Раша. Кроме этого был поставлен крест на карьере весьма привлекательной актрисы Джейн Марч, которая без проблем могла стать новой «девушкой-колибри», то есть второй Вероникой Лейк. Однако провал фильма в проекте и злобная критика отвернули её от кинематографа. И очень жаль. Из «живых» остался только Брюс Виллис, однако он зарекся выступать в амплуа «героя-любовника», предпочитая впредь выступать всего лишь «спасителем Вселенной».

фильм в высшей мере интересный и показательный. И отсылки к нуару более чем очевидны. Если в классическом нуаре главными действующими лицами являются люди опасных профессией – обычно, частный детектив (далее по убывающий идут: криминальный репортер, адвокат, телохранитель), то в «Цвете ночи» главный герой – психоаналитик. Главное в выборе маргинальность профессии. Частный детектив находится между законом и криминалом, не принадлежа собственно ни одному из миров. Психоаналитик находится между «нормальностью» и «девиациями». Только вот пациента главного героя со словами о черно-белом мире (явный намёк на нуар) покончила с собой. И зрение героя Брюса Виллиса стало «нуарным», он фактически перестал различать цвета.

В надежде на поправку главный герой направился в Лос-Анжелес, где собственно происходит действие большей части нуаров. Там гибнет его друг-коллега. Гибель напарника - важная тема для нуара. Только частный детектив берется за расследование не из мести (что характерно для боевиков), а, скорее, из коварного любопытства. Что мы как раз наблюдаем в «Цвете ночи».

Опять же нельзя не отметить еще одну характерную для нуара особенность – массу зеркал, что создает ощущение лабиринта. «Лабиринт» — это не только архетипичный миф, но и символ нуара. Только Минотавр, кроющийся в недрах нуарного лабиринта, не всегда монстр. Поскольку нуар задается вопросом, является ли преступник собственно преступником, то монстр может оказаться жертвой.

Опять же это вполне справедливо, если учитывать некоторые «забытые» аспекты мифа. Лабиринт есть всего лишь порождением соблазна. А во всем виноват Дедал, который и Икара погубил, и механическую корову создал и лабиринт построил. На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Но не прекращаем путешествие по нуару! А потому не забывайте читать наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко