Водитель по имени "смерть"

Третья порция реальных историй за 1950 год

В рубрике приводятся газетные публикации середины XX века. Что позволяет проследить, как появилась и развивалась криминальная хроника

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки!

Водитель грузовика делает невероятное признание в убийстве

Уэльская полиция в Мертире пришла в изумле­ние, когда 24-летний Тимоти Джон Эванс пришел в участок и заявил, что «отделался» от жены Берил, скинув ее в смотровой люк рядом с их домом в Лон­доне (Риллингтон-Плейс, 10). Эванс был худощавым че­ловеком, а чтобы поднять твердую железную крышку смотрового колодца, понадо­бились специальный ключ и трое сильных полицейских! Излишне говорить, что в шах­те не было и следа Берил. Но обыск в квартире супругов принес страшное открытие. В маленькой душевой, расположенной в задней части зда­ния, были найдены тела за­душенных Берил и ее малень­кой дочки. Когда Эвансу предъявили его собственный галстук, использованный для убийства грудной Джеральдин, он признался.

Тимоти Джон Эванс, привезенный детективами в Паддингтон из Уэльса
Тимоти Джон Эванс, привезенный детективами в Паддингтон из Уэльса

Но, представ перед судом в феврале этого года, он от­казался от своего исключи­тельного признания и, к большому смущению своих адвокатов, необоснованно об­рушился на своего соседа снизу, мистера Джона Крис­ти, заявив, что тот убил Бе­рил, делая ей нелегальный аборт. Кристи, временный служащий полиции спецназначе­ния во время первой и вто­рой мировых войн, чей голос был навсегда поврежден из-за воздействия горчичного газа, произвел великолепное впечатление на суд. В особен­ности жюри импонировало очевидное нежелание Джона Кристи выставлять напоказ ложь своего несчастного мо­лодого соседа.

Будучи простым складским клерком, Кристи, конечно, не мог производить нелегальных операций, а от­чаянная ложь Эванса была во­пиющей несправедливостью по отношению к человеку средних лет с плохим здоро­вьем, сослужившему своей родине хорошую службу. Адвокаты не спасли мало­образованного водителя грузо­вика, он был повешен за убийство своих самых близких родственников.