Бизнесмен из Набережных Челнов делает экипажи, которые покупает королева Нидерландов

Из-за чего экипажи, произведенные в Татарстане, вызывают смех и удивление у европейцев? Почему королева Нидерландов предпочитает покупать кареты у челнинских производителей? Что обычные люди делают с приобретенными каретами? Пользуется ли вообще этот продукт спросом на рынке? На эти и многие другие вопросы «Реального времени» ответил челнинский предприниматель, основатель ООО «Каретный двор» Эдуард Сахбиев.

— Эдуард, расскажите, как вы начинали свой бизнес и почему не побоялись браться за это специфичное направление? Если мне не изменяет память, даже Forbes однажды включил вас в число самых смелых бизнесменов России из-за выбранного сегмента.

— Перед любым делом есть страх, и самое главное здесь — начать. Вообще, мне близок несколько неординарный подход: ты начинаешь дело, потом к тебе приходит понимание того, как именно это надо делать, а затем ты начинаешь творить. Я всегда говорю себе: «Главное — ввязаться в бой, а дальше война покажет план». На примере нашего бизнеса могу сказать, что сначала мы приступили к работе, а уже потом последовало: «О-о-о, что-то из этого получилось». Люди оценили, купили и заказали еще. У нас появилась уверенность, и мы стали делать больше карет.

— А почему все-таки именно кареты? И был ли у вас был опыт конструирования до этого?

— Опыт был, но незначительный, примитивный. В детстве летом я проводил много времени в деревне: там была конюшня, и я хорошо дружил с местным конюхом. Нам, мальчишкам, было интересно там копаться — самостоятельно собирать какие-то тарантасы, пытаться их ремонтировать. Не скажу, что я тогда сделал много кибиточек, но один тарантас мы собрали достаточно серьезно. Благодаря этому какая-то маломальская информация по этой теме у меня уже была.

«Сначала я окончил Лубянский лесхоз -техникум, а затем продолжил обучение в институте, где судьба столкнула меня с одним преподавателем, который рассказывал нам о национальных парках. После окончания института я устроился в один из этих парков — в «Нижнюю Каму». Фото kazanfirst.ru
«Сначала я окончил Лубянский лесхоз -техникум, а затем продолжил обучение в институте, где судьба столкнула меня с одним преподавателем, который рассказывал нам о национальных парках. После окончания института я устроился в один из этих парков — в «Нижнюю Каму». Фото kazanfirst.ru

— Чертежи, конструирование — все лежит на вас с компаньоном или вы нанялиспециалистов со стороны?

— Сейчас я занимаюсь всем практически один. Определенные элементы — сварку, сборку экипажей — выполняют рабочие, основной костяк которых сложился еще в самом начале нашего предприятия. Вообще, бизнес очень маленький: у нас небольшие объемы, потому что рынок постоянно требует расширения модельного ряда. То есть, нет смысла создавать конвейер — это будет невыгодно, поскольку такой объем продукции не будет востребован.

— Вы сказали, что ваш бизнес — маленький. Но, наверняка, за годы существования вы как-то расширились? Как изменился масштаб предприятия с нулевых годов?

— Определенные изменения, конечно, произошли. Мы начинали бизнес втроем — было всего три компаньона и больше никого. На разработку первой кареты — на ее конструирование и изготовление — у нас ушел примерно год. Со временем мы отработали технологию производства и ускорились. Карета также претерпела определенные изменения: если кузов первой был в металле, то следующую мы сделали из стеклопластика, что намного проще.

В последнее время покупательский спрос несколько просел. Во-первых, рынок насытился, а, во-вторых, очень сильно сказывается общая экономическая ситуация. Если у людей нет денег, то им не до карет — они вкладываются в самое необходимое
В последнее время покупательский спрос несколько просел. Во-первых, рынок насытился, а, во-вторых, очень сильно сказывается общая экономическая ситуация. Если у людей нет денег, то им не до карет — они вкладываются в самое необходимое

— По поводу конкуренции хотелось бы уточнить: насколько она жесткая и с кем вам приходится бороться в основном?

— Если честно, конкуренция невысока — ситуация примерно та же, что и 10 лет назад, поскольку многие пробуют себя в этом бизнесе, но не задерживаются в нем. К примеру, у нас в Челнах открылось три фирмы (их по классике жанра запустили мои бывшие сотрудники), но, насколько мне известно, никто из них уже не занимается производством карет.

— А что приносит выручку в большей степени — аренда или продажа?

— Сейчас мы вообще не занимаемся арендой. Мы делали это в нулевых, но стоит уточнить, что изначально у нас стояла цель не заработать на этом, а испытать кареты — сдавать в аренду и параллельно строить экипажи. В итоге нам не удалось найти достойного руководителя, который работал бы в этом ключе, а сам я уже устал заниматься разными направлениями в бизнесе. Так что я решил, что буду заниматься чем-то одним, и сосредоточился на производстве.

— Кто ваш покупатель? Я слышала, что ваши экипажи неоднократно приобретались для различных фильмов и постановок.

— Основная масса экипажей, которые в настоящее время снимаются в сериалах, как правило, произведены у нас. Что касается фильмов, то тут несколько иная ситуация — с этой целью у нас приобрели буквально четыре экипажа. Наши кареты не очень подходят под их нужды, поскольку у нас не совсем исторический дизайн в модельном ряду.

 Есть и те, кто покупает экипажи для личных целей. К примеру, совсем недавно один человек из Перми приобрел у нас карету «Екатерина», и я точно знаю, что лошадей у него нет. Он сказал, что «хочет карету в огороде» — для дочки
Есть и те, кто покупает экипажи для личных целей. К примеру, совсем недавно один человек из Перми приобрел у нас карету «Екатерина», и я точно знаю, что лошадей у него нет. Он сказал, что «хочет карету в огороде» — для дочки

В свое время мы делали экипаж для презентации «Турецкого гамбита», но в самом фильме он не снимался. Наши кареты «засветились» в сериале «Есенин», в «Кровавой барыне». Бывает, иногда мельком смотришь телевизор и видишь: «О-о-о, вот моя карета поехала». Ну и приглядываешься заодно: «Так, все нормально, нигде ничего не отвалилось. Ну хорошо».

— Продолжая разговор о покупателях, хотела спросить вас про эпизод с покупкой ваших карет королевой Нидерландов. У вас часто бывают покупатели такого уровня?

— Это, скорее, исключение. В первый раз кучер этой королевской семьи обратился к нам в 2015 году, а через год-полтора он снова заказал у нас карету. Мы, кстати, даже не знали, что он — королевский кучер.

— Как он вообще на вас вышел?

— Мое предположение — через интернет. Хотя есть вероятность того, что он заметил нас на одной из конных выставок. Если честно, мы даже не задавали ему этот вопрос. Может быть, надо было спросить, как он о нас узнал (смеется). В общем, мы связались через интернет, составили договор и взялись за второй экипаж. Кстати, в этот раз он захотел немного подогнать его под себя и под лошадей: добавил ковки, прислал небольшие эскизы и пояснения. Сам экипаж выполнен в форме лилии.

В первый раз кучер этой королевской семьи обратился к нам в 2015 году, а через год-полтора он снова заказал у нас карету. Мы, кстати, даже не знали, что он — королевский кучер
В первый раз кучер этой королевской семьи обратился к нам в 2015 году, а через год-полтора он снова заказал у нас карету. Мы, кстати, даже не знали, что он — королевский кучер

— А сколько в среднем стоит карета? И, если не секрет, во сколько обошелся последний экипаж, который заказали из Нидерландов?

— Разбег цен начинается примерно от 40 тысяч рублей за какие-нибудь небольшие саночки до 650 тысяч рублей за большие кареты. Если говорить про экипаж, который у нас заказали для королевской семьи, то он обошелся где-то в полмиллиона — 450—500 тысяч рублей.

— Эдуард, вы наверняка изучали историю каретостроения. Не могли бы вы рассказать о том, где делали самые интересные, на ваш взгляд, экипажи?

— Думаю, самые интересные экипажи — у индусов. Они своеобразно подходят к их производству. Европа, как я уже говорил, классическая, а Америка, все-таки более гибкая — 100 лет назад у них уже были экипажи-трансформеры. Есть мюнхенские красавицы, которые буквально загружены декором. Сейчас немцы вроде бы строгие, минималистичные ребята, а в то время они делали настолько вычурные кареты, что издалека они напоминали движущийся коралловый остров. У каждого — свой почерк. К слову, просматривая кареты в интернете, я могу определить страну-производителя где-то в 50% случаев.

— А где делали самые крутые кареты?

— Вообще, раньше кареты в основном производились в Англии или в той же Голландии, а сейчас, видите, ситуация переменилась так, что Россия поставляет туда экипажи. Конечно, трудно ответить на ваш вопрос. Могу сказать, что самая большая коллекция экипажей — в Португалии. У меня есть мечта попасть туда и посмотреть на это разнообразие моделей.

— А у татар есть история каретостроения?

— Несомненно! Она есть у каждого народа. Не могу привести яркий пример по экипажам татар, но можно взять те же сани, которые являются еще более древним транспортом, нежели кареты. В нашем регионе были двухрядки и однорядки — это зависит от ряда сидений. Они сделаны на базе розвальней. Как правило, сани в России не снабжались удобными спинками и сидениями — просто наваливали шкуры и все. Еще я купил в Елабуге наши старинные саночки. Все хочу их отреставрировать, но пока руки не доходят.