Почему в Иране начались волнения?

10.01.2018

Эксперт по Ближнему Востоку Исмагил Гибадуллин о народных волнениях в Иране

— Что стало причиной волнений в Иране? Насколько они масштабные?

— Для начала следует сказать, что эти волнения, а точнее — эксцессы, в которые они вылились, оказались полной неожиданностью не только для зарубежных обозревателей, но и для самих иранцев. Таких масштабных протестов страна не видела уже с 2009 года. Кроме того, они несколько отличаются от последней протестной волны по составу своих участников и лозунгам. Однако вместе с тем их масштаб серьезно преувеличен из-за широкого освещения в западных СМИ. Протесты прошли в нескольких десятках городов Ирана, в основном в небольших провинциальных городах, в том числе на окраинах страны. У тегеранцев и жителей других крупных городов, как мне показалось, накал этих протестов вызвал некоторое недоумение.

Социальная база и условия для подобных протестов в Иране, несомненно, назревали уже давно. Данные опросов говорят о некотором разочаровании электората Роухани из-за недостаточно быстрых перемен в экономике после частичного снятия санкций. Изначально в протестах участвовали люди среднего возраста, работники малых и средних предприятий, которые пострадали от задержек выплаты зарплаты. Это они вышли на многолюдные демонстрации в первые дни. Однако в беспорядках активное участие принимают представители поколения 90-х, молодые выпускники вузов, которые больше всего страдают от безработицы. Их жизненные позиции и взгляды очень неустойчивые, они больше других подвержены воздействию соцсетей со всеми вытекающими из этого последствиями — мозаичностью мышления, зачастую неспособностью трезво анализировать ситуацию. Они одинаково разочарованы во всех политических силах Ирана и могут стать питательной почвой для радикальных идей и призывов.

Часто ли происходят подобные акции? Вообще, в иранских протестах наблюдается некая цикличность. Массовые выступления происходят в Иране с периодичностью в 8—10 лет. Последние крупные протесты прошли в 2009 году, а крупнейшим протестом до этого были студенческие волнения 1999 года. Подобные протесты всегда приводят к актам насилия и ведут за собой силовое подавление со стороны властей, как это чаще всего происходит с любыми молодежными протестами во всех странах мира.

— Кто реально может стоять за акциями? Действительно ли эти акции — признаки падения режима и требований демократических перемен?

— Нужно для начала отделить мирные акции протеста от эксцессов, исходящих от внедренных в ряды демонстрантов групп провокаторов, связанных с экстремистскими группировками. Акции протеста, по некоторым данным, могли быть инициированы противниками политики правительства реформаторов из числа консерваторов, или, как их называют в самом Иране, принципалистов — осульгераян, а также сторонников опального Махмуда Ахмадинежада. Однако, как я уже сказал, очень быстро в процесс включились провокаторы, координировать действия которых помогали раскрученные в «Телеграме» персоязычные сообщества, созданные за пределами Ирана. Некоторую путаницу внесло проведение 30 декабря провластных демонстраций в 1200 с лишним населенных пунктах страны, которые были приурочены к 8-летней годовщине всеиранского митинга 2009 года в поддержку власти, собравшего в ответ на акции оппозиционного «зеленого движения» больше миллиона человек по всей стране. Кадры этих демонстраций, на которых видны люди с шиитской траурной символикой, фотографиями Хомейни и Хаменеи, были растиражированы на Западе вперемешку с кадрами оппозиционных протестов.

Хотел бы отдельно высказаться о том, что западные СМИ дают крайне преувеличенное и искаженное медийное освещение иранских протестов. Очевидно, действуя по политическому заказу, они пытаются соединить все протестные выступления, действия провокаторов и даже проправительственные демонстрации в одну единую картинку, наводя аудиторию на мысль о неизбежности краха иранского режима.

Меня лично поразила также активность некоторых российских комментаторов вроде Надежды Кеворковой или блогера Эль-Мюрида, не говоря уже о представителях либеральной оппозиции, которые проявили удивительную инфантильность, тут же стали проводить нелепые параллели иранских событий с российскими реалиями, заниматься улюлюканьем, злорадствовать и иронизировать на тему «духовных скреп» и т.д. Особенно удивили экзальтированные рассуждения о том, что «власти в стране нет», о фактической победе какого-то феерического восстания масс как свершившемся факте, рассуждения о переходе армии и других силовых ведомств на сторону восставших. Весь этот бред далек от реальности, но очень быстро распространяется в российских соцсетях, подхватывается другими блогерами и новостными порталами. На этой волне в соцсетях даже возник какой-то противоестественный союз либеральной оппозиции и русскоязычных саляфитов на почве общей нелюбви к Кремлю и его позиции по Сирии.

Говорят особо о факторе женщин (активном участии, отказе от хиджаба).

— Действительно, одним из визуальных символов этих протестов стала фотография с девушкой, поднявшей свой белый платок на палке над головой, которая превратилась в интернет-мем. Однако я бы не сказал, что это стало актуальным именно в ходе последних событий. За последние два десятилетия иранские женщины участвовали во всех протестных волнах наравне с мужчинами. Тема обязательного соблюдения ношения хиджаба также неизменно фигурирует в риторике оппозиционных движений. В последние годы, правда, отмена этой нормы или введение существенных послаблений при ее соблюдении уже открыто обсуждается в иранской прессе.

Поэтому скорее бы отметил особо не женский фактор, а роль новых средств манипуляции сознанием, все больше расширяющихся возможностей соцсетей и мессенджеров, которые в Иране давно вызывают беспокойство. Впервые хотя бы на короткий промежуток времени, но настроениями большой массы людей завладели не официально признанные политические группы и альянсы, связанные с реформаторами или консерваторами, а сетевые движения из интернета.

Многие эксперты говорят об особой роли движения «Рестарт» — своеобразного гибрида американской фабрики для промывки мозгов «Лайфспринг» и украинского «Правого сектора». Движение создал бывший ведущий передачи на иранском телевидении Мохаммад Хосейни, который в 2005 году эмигрировал в США. В Америке он создал новую доктрину личностного роста и саморазвития на основе эклектичных фрагментов персидской поэзии и учений нью-эйдж, за которыми скрывается радикально-националистическая и атеистическая идеология. Именно этот человек призывал своих последователей совершать поджоги государственных учреждений, мечетей, шиитских святынь, нападать на полицейских. Как ни странно, нашлось немало отморозков, поспешивших выполнить это на практике. Такие сетевые движения, пускающие в ход изощренные средства манипуляции, тяжело контролировать.

Больше материалов на сайте

Подписывайтесь на "Реальное время" в соцсетях (ВКонтакте,Facebook,Telegram)