Изменил с младшей сестрой

Я знаю, когда болит нестерпимо, кровоточит и рвётся на части душа, помогает работа. Она не даёт сосредоточиться на бесконечной боли и с головой уйти под тяжёлую «воду» собственного отчаяния и страха. Я пыталась спастись именно так. Будучи операционной сестрой, бралась за любую подработку, работая, по сути, в две смены. Я наивно мечтала, дойдя до самого «дна» своей усталости, наконец-то, упасть и мгновенно уснуть. Долгожданная усталость всегда приходила во время. А, дальше, события развивались всегда по одному и тому же адскому сценарию: я доползала до кровати, касалась головой подушки, закрывала глаза и, вместо спасительного сна, погружалась всё глубже и глубже в уже привычный омут отчаяния, страха, обиды и не проходящей боли. В голове, словно птица в запертой клетке, бился один о тот же вопрос: « Почему?!»

Мне тогда было 18 лет. Всё, как полагается для девочки из приличной семьи: заботливые мама с папой , старший брат, любимая младшая сестрёнка и преданная овчарка по имени Грей. У меня – стройная точёная фигурка, модное каре на густых каштановых волосах и большие планы на будущее…

Впервые, я увидела его среди многочисленных друзей старшего брата. Брат мой всегда был человеком активным, общительным и крайне позитивным. Вокруг него, словно вокруг солнца, собиралось и вращалось большое количество друзей и знакомых. Игнат не сразу привлёк моё внимание к себе. Я была, на тот момент, девушкой наивной и искренней. Поэтому, услышав, как виртуозно высокий зеленоглазый парень бьёт по гитарным струнам, как поёт с «трещиной» в голосе песню на стихи любимого мною Есенина, я влюбилась тут же, мгновенно, раз и навсегда, без права выбора объекта своей любви. Он бил по струнам, пел, а я смотрела на него и куда-то «плыла»… Как оказалось, тогда я плыла в свою первую, единственную и настоящую любовь. По всей видимости, всегда стремилась к нему я, а Игнат ждал, оставаясь на месте.

Помню, мама, оценив мою любовь к Игнату, сказала: «Знаешь, ведь это не правильно. Ты пойми, это мужчина должен любить больше, а не женщина. Только тогда семья будет счастливой и крепкой. А, иначе, жить будешь в слезах. Уходи от него, дочка!». Я её послушала, но никуда не ушла.

Мы поженились после года отношений, больше напоминающих собою американские горки. Было всё, но никогда не было скуки и рутины. Всепоглощающая страсть, тихая нежность, светлая надежда и слова верности… Вернее, верность была лишь с моей стороны, как я сейчас это понимаю. За, почти что, восемнадцать лет брака, я полностью растворилась в своём муже, я переплелась с ним всеми своими «корнями». Я жила, как оказалось, внутри своей придуманной любви. Я родила чудесную дочь, в точности похожую глазами, улыбкой и волосами на своего отца.

Муж решил заняться бизнесом и, будучи по профессии архитектором, открыл собственное архитектурное бюро. Недостающую сумму на открытие бизнеса я взяла в кредит. Впрочем, как и всю свою жизнь…

В тот день меня, после перенесённой операции, выписали из больницы. Я, искренне желая обрадовать мужа и дочь, уже в десять утра звонила в дверь своей квартиры, держась одной рукой за послеоперационный шов, а другой – за звонок. Внутри меня всё ликовало, в ожидании эффекта от своего, столь неожиданного появления. Дверь долго не открывали. Решив, что никого нет, я открыла её своим ключом…

Первым, из спальни вышел, в подаренном мною махровом халате, обожаемый муж Игнат. А, за ним, прячась за его широкой спиной, стояла моя любимая младшая сестра… Сестра, которая выросла на моих руках, которой я доверяла свои мечты и надежды. В тот обычный будний день, в десять часов утра, я навсегда потеряла двух самых близких людей. Людей, которые много лет были частью меня и моей семьи.

Уже год, как я не могу спать, есть и дышать. Не получается, сколько не стараюсь. Работа должна спасти, но не спасает. Она лишь даёт иллюзию усталости. Поэтому, я взяла лист бумаги, ручку и стала писать. Писать, в надежде, что станет легче.

Хотите продолжение истории? Ставь лайк и подписывайся на наше канал!