Ковбойские классовые войны

18.01.2018

23 марта 1883 года ковбои Техасского выступа ловили и подготавливали «стадо коров к отправке на рынок». В полдень их бригадир явился в офис главного управляющего ранчо и потребовал отдать ковбоям всё, что они заработали в форме единовременной выплаты.

«Если вы откажетесь, то они тут же уйдут», — вспоминает менеджер, которому пришлось отклонить требование. Возможно, из-за того, что ему не хватало полномочий. Наёмники отреагировали на это просто: «повернули своих лошадей, издали ковбойский выкрик, помахали стетсонами (ковбойские шляпы — ред.) в воздухе и направились прямиком к штаб-квартире».

По словам управляющего, в тот же вечер забастовщики, угрожая администрации, разрядили свои револьверы в воздух. Шантаж продолжился утром, когда ковбои решили вернуть себе то, что принадлежит им по праву и устроили поблизости «небольшой пау-вау (собрание североамериканских индейцев —ред.)».

На протяжении двух недель 328 ковбоев, которые представляли три четверти от голосующего населения в округе, отказывались работать на семи крупных ранчо.

Великая ковбойская забастовка 1883 года основательно разозлила работодателей и вдохновила на аналогичные волнения весь Запад.

Сегодня забастовка даёт ясное понимание того, что американский запад был широким раздольем для предпринимателей, желающих подчинить его своей воли без вмешательства государства или всплесков общественных конфликтов.

Скотоводческий бизнес создал систему труда, построенную на сотрудничестве, затем замаскировал её под идеологию индивидуализма, которая превозносила неограниченный заработок и освобождала от социальных последствий.

Будучи далёким от того, что стремление к прибыли формирует лучшие механизмы для строительства комфортного мира, развитие Американского Запада ставит под сомнение некоторые из основных догматов свободного рынка.

Как создавался Запад

В начале было что-то, что поселенцам необходимо было уничтожить.

Хотя они не прекращали говорить о «Божьей воли», «явном предначертании» (крылатое выражение, которое используется для оправдания американского экспансионизма — ред.) или социальном дарвинизме, как только они двинулись на Запад, их стремительная экспансия меняла окружающую среду с помощью рыночных сил, получая всяческую поддержку от государства.

Сперва было необходимо избавиться от нескольких оставшихся коренных народов. До прибытия Колумба и опустошительных эпидемий, причиной которых послужила европейская колонизация, популяция американских индейцев составляла от одного до восемнадцати миллионов человек.

Согласно переписи 1860 года, вероятно занижающей истинные цифры, количество коренных жителей исчисляется в пределах 340 000 человек. (Тридцать лет спустя более точный подсчёт сообщает о населении в 248 000 человек).

В годы Гражданской войны некоторые осаждённые племена периодически проводили рейды на Тропу Санта-Фе (название жизненно важного торгового и военного маршрута до строительства железной дороги в Санта-Фе через центральную часть США — ред.), воспользовавшись сокращением военного присутствия на её территории. Но после войны поселенцы взялись за дело серьезно. Они собирались насильно передислоцировать всё коренное население в резервации.

В 1868 году перед армией США обозначили следующие цели в лице индейских народностей: южные шайенны, арапахо, кайова, команчи, северных шайенны, брюле и оглала-лакота и союзники пауни. В ноябре это же года 600 солдат во главе с Джорджем Кастером напали на лагерь Чёрного Котла на реке Уошито. (Из 250 представителей шайеннов и арапахо лишь только половина были войнами).

В это же время пар стал новым инструментом прогресса. В период Реконструкции (период в истории США после окончания Гражданской войны, с 1865 по 1877 годы, в который происходила реинтеграция проигравших в войне южных штатов Конфедерации в состав США и отмена рабовладельческой системы на всей территории страны — ред.), было построена трансконтинентальная железная дорога для перевозки с запада новых минералов и агрокультурного изобилия в развивающиеся восточные города.

В июле 1886 года Конгресс проголосовал предоставить субсидии и огромные участки земли на строительство железной дороги к Тихому океану. Дорога будет работать от Спрингфилда (Миссури) через индийские территории.

Строительство железных дорог, исполнителями которых выступали частные лица, опиралось непосредственно на государственную помощь. Впрочем, как и любая крупная промышленность в США. В 1883 году федеральные и региональные власти предоставили железнодорожным компания земли, равные по площади штату Техас.

Вскоре суды предоставили им корпоративное гражданство и защиту от нежелательных налогов и контроля. Каждая область, которую касалось субсидирование железных дорог, трансформировалась.

Пожалуй, американские бизоны — самая очевидная жертва этих преобразований. Продвигаясь на запад, железные дороги вели беспощадную войну против животного, которое в последствии станет «национальным достоянием».

Численность 60 миллионов буйволов в начале 1800 года сократилась в 10 раз за 70 лет. В 1890 году их популяция составляла 550 штук.

Хотя эти животные были огромным источником пищи, основной причиной убоя стал спрос на шкуры.

К концу 1860-х годов, банды вооруженных людей создавали лагеря для убийства и добычи шкур, каждая из которых весила 45 кг. Требовалось от трёх до десяти животных, чтобы получить единицу шкуры, которую можно было отправить на продажу.

Длиннорогий капитал

Истребление буйволов привело к дефициту мяса. Тогда и пробил звёздный час говядины. В 1866 году в Техасе крупный рогатый скот продавался по цене 4 доллара за голову, что приблизительно было в десять раз дешевле, чем на востоке и севере.

В этом же году состоялся первый перегон крупного рогатого скота из Техаса в Бакстер-Спринг (Канзас). Маршрут пролегал через старую тропу шайеннов.

Со временем перегоны скота к железнодорожным станциям стали ежегодной традицией. Тропа кончалась у ближайшего «коровьего города», который перестал быть таковым, когда железная дорога достигла Абилина, Элссворта или другого места, где были размещены железнодорожные станции.

В 1876 году одна из самых известных общин дикого запада Додж-Сити могла похвастаться тем, что в ней существовало 19 лицензированных учреждений по продаже спиртных напитков, обслуживающих население 200 человек и классовую структуру, которая чётко разделялась главной магистралью на две половины. На севере лежал достойный маленький город с респектабельным и религиозным населением; на юге — скандальный цивилизованный мир с азартными играми, салонами с ковбоями, танцплощадками и борделями.

Подобно другим городам, это поселение было построенное с целью перемещения американских индейцев. В данном случае это касалось команчи, кайова, южные шайенн и арапахо, которые обитали в долине Красной реки и на Техасском выступе.

27 июня 1874 года индейцы под предводительством команчи окружили горстку поселенцев, которые забаррикадировались на небольшой охотничьей заставе, используемой для отражения аналогичных атак 10 лет ранее.

Вооруженные мощными винтовками против буйвол, поселенцы смогли прорваться через оцепление. Но в следующем месяце кайова напали на патруль техасских рейнджеров в Лост Валей.

Столкновения разрушили «мирную политику» администрации Гранта, которая стремилась переселить коренные народы в резервации. В сентябре разговоры о мире и вовсе утихли: федеральные силы собрались в каньоне Пало-Дуро и очистили Техасский выступ от Американских индейцев.

Таким образом стада рогатого скота теперь могли пересекать долину Канадской реки без всякой угрозы.

Затем владельцы ранчо начали размещать на этой территории свои активы. Первым обосновался мексиканский владелец овечьего ранчо Казимиро Ромеро, его подчинённые и вспомогательный персонал.

Летом 1877 года, владелец ранчо Джордж У. Литтлфилд погнал скот в сторону Додж-Сити, чтобы обнаружить, что размеры стада влияет на понижение цены. Лучшим решением для него, он подумал, будет перезимовать на пастбищах Выступов.

Его новое ранчо, которое он назвал LIT, разместилось на площади 32 км открытого пространства и  в нескольких километрах к западу от Таскосы, где тропа пересекала Канадскую реку.

В 1880 году несколько крупных скотоводов создали собственную политическую юрисдикцию: округ Олдхэм. XIT Ranch владели уже большой частью земли округа, но главную роль в организации округа играла штаб-квартира LIT.

Компания LS Ranch, созданная левенвортским банкиром, владела тридцати пятью тысячами акрами земли в конце 1880 года. А T-Anchor держали под контролем обширные участки на бывших индийских территориях.

Через несколько лет эти предприятия провели аналогичные операции в Нью-Мехико, Канзасе и Монтане. (Британский синдикат вскоре скупил LIT за 253 000 долларов).

Бостонские предприниматели также стекались к Верхам, минуя переполненные территории Колорадо, чтобы основать LX Ranch. Между 1882 и 1884 годом они покрыли почти 200 тысяч акров, охватив земли Пало-Дуро и установив ограждения возле современного Думаса в северном Техасе.

К тому времени миф о передвижении Фронтира, который в зачатке едва представлялся возможным, умер навсегда. Крупные владельцы ранчо поняли, что держать скот возле Додж-Сити экономические выгоднее. К счастью для них, земля и так была в их собственности.

С помощью методов прекапиталистической Англии по отгораживанию общинных земель, государство превращало общие земли в частные владения, отбирая их у местных жителей.

Господствующий класс добился своего. Им удалось изгнать американский индейцев. Теперь нужно было разобраться с бунтующими ковбоями.

Ковбои

Наёмники, погоняющие скот, зарабатывали тридцать долларов в месяц. Оплата питания и проживания входили в обязанности работодателя, хотя чаще всего ковбоям приходилось ночевать под открытым небом.

Многие ковбои провели большую часть своей жизни в поисках работы. Один из них жаловался на«зимний загон скота», когда ему и его приятелям приходилось целую зиму путешествовать от ранчо к ранчо в поисках работы. Всё это связано с тем, что фермеры нанимали дополнительные трудовые ресурсы лишь когда было необходимо перегнать скот.

Все, кто работали на неогражденных «открытых пастбищах», могли пасти своих животных без помех. Неклейменые животные или лошади считались такой же частной собственностью, как и дикие животные. Некоторые из ковбоев, кто обладал смекалкой, могли разжиться «неклейменым телёнком» прямо на месте.

Это позволяло им собрать собственное стадо и самим заняться скотоводством. Иногда оплата осуществлялись в качестве телят или в использовании ресурсов работодателя.

Но как только крупные ранчо начали огораживать открытые территории и активно противодействовать мелким конкурентами, то всё изменилось.

Лишенным таких прерогатив ковбоям приходилась работать изнурительными неделями без всяких надежд на продвижение по службе. Первые статистики труда в Соединенных Штатах описывают 108-часовую рабочую неделю: по шестнадцать часов с понедельника по субботу и двенадцать часов в воскресенье.

В то же время, особенности их труда требовали совместной работы и солидарности. Команды должны были уважать и доверять друг другу, если они собираются управлять массивными стадами крупного рогатого скота..

На деле ковбои были квалифицированными рабочими.

Объявление на работу в Las Vegas Daily Gazette 1883 года:

...принимает людей, которые знают страну, и которые отлично обучены своему делу. Ковбоя Техасских вершин, получившего специальное образование. Он обязан ориентироваться на месте, разбираться в плоскогорьях, лесных участках, горах и очертаниях пейзажа. Он также должен быть знаком с расположением источников воды, колодцев и движений и расстояний речных потоков. Он обязан знать, как разбить лагерь на равнинах, не имея ничего кроме одеяла.

В этой группе безродных молодых людей, перегруженных работой, преобладала маскулиная субкультура . Они слабо разбирались в политических конфронтациях среди имущих господ, у них было слишком мало времени. Будучи в неведении о государственных институтах, которые поддерживали экспансию на Запад, они встречали большие инновации в фермерстве со скептицизмом .

За короткий период ковбои стали наиболее нестабильным элементом социальной структуры Запада. Когда работодатели огородили открытые прерии и старались бороться с тем, что они называли "скотокрадство", ковбои чувствовали необходимость повлиять на заработную плату. Они «замедляли темп работы, угрожали, запугивали и проявляли коллективное неповиновении». Также в их арсенале были забастовки.

Реальная власть предоставлялась ковбоям во времена весеннего перегона скота, когда работодатели отчаянно и срочно нуждались в рабочей силе: ранчо не могли найти квалифицированной замены на такой короткий срок. Если ковбои сплачивались, то могли навязать свои условия. Но чем дольше длилась забастовка, тем более шатким становилось их положение.

С 1884 по 1886 года они вышли на забастовку от Нью-Мексико до штата Вайоминг. Работодатели использовали всё, от шантажа до применения армия, чтобы попытаться контролировать свою рабочую силу.

Рабочие ответили им путем создания своих собственных ассоциаций (в том числе, кооперативных предприятий).

Воинственные ковбои исчезли спустя несколько лет после индустриального прогресса. Дальнейшее развитие железных дорог покончило с перегоном рогатого скота. Затем несколько лет разрушительных зим уничтожили большую часть стада на Западе.

Тем не менее, их опыт оставался тесно связан с «ранчо-войнам», которые окропили кровью истории региона Линкольн и Джонсон, штата Нью-Мексико, штат Вайоминг. А это, в свою очередь, помогло развить массовый политический мятеж, взращенный на опыте Запада.

В стаде

Легендарный Дикий Запад не имеет ничего общего с реальным Западом Америки. Будь то насильственные средства или мирные, государство всегда оказывало помощь предпринимателям и владельцам ранчо, находящимся в самом центре западной экспансии. Они заложили основы мифа laissez-faire (экономическая доктрина, согласно которой государственное вмешательство в экономику должно быть минимальным — ред.).

Сохранившиеся источники, которые сами по себе являются продуктом классовых интересов, могут преуменьшать или отрицать это. Или же они могут представить трудовые борьбу ХIХ века, как сугубо городскую. Но работники всех профессий боролись за свои права. Во всём мире хватало рабочих, чтобы отстаивать свои интересы.

Когда-то, якобы, Док Холидей (американский зубной врач, азартный игрок, один из наиболее известных ганфайтеров Дикого Запада — ред.) сказал следующее: «Возмездие преследует злодеяния, как мухи — стадо». Это утверждение одинаково верно как для улиц Чикаго, так и для полынных прерий Запада.

Оригинальная статья: Jacobin

Автор: Марк Э. Лаус

Дата: 29 августа 2016

Основной канал

Поддержать Артикль