Энциклопедист филейной части

Просветитель между диким эротизмом и интеллектуальной дикостью

Подписывайтесь а наш канал, ставьте лайки!

Еще в советское время нас приучали чтить просветителей, но обычно с небольшими оговорками. Вольтер был занудой, склонным к конформизму, то есть заигрыванию с сильными мира сего; Дидро был исключительным распутником. А вот Жан Жак Руссмо был вполне приличным человеком, почти революционным социалистом и вообще вдохновителем французской революции (в СССР она обычно обозначалась вкупе с предикатом Великая). Впрочем, вдохновитель социалистических дум на практике оказался человеком в высшей мере специфическим. За оригинальностью суждений он скрывал свой «отравленный» ипохондрией скептический ум. А общественная критика в действительности была плохо замаскированной мизантропией. Впрочем, светское общество (в равной степени как швейцарское, так и французское) прощало эти слабости.

Пребывая на высшей стадии эстетического развращения, французская аристократия видела в этом радикальном философе «дикаря», так сказать модную штучку, «Иеремию» тогдашнего культурного общества. Поэтому выходки знаменитого «просветителя» воспринимались с восторгом, хотя бы потому, что это было поводом для сплетен и забавных бесед. Сам же Руссо выступал не только против современного ему общества, но и против культуры как таковой. «Шарман, какая прелесть» - аплодировали ему в салонах. А Руссо материл и поливал грязью собравшихся посмотреть на него аристократов, чем вызвал в них еще больший восторг.

А еще у Руссо были странности в поведении, связанные то ли с психикой, то ли физическим самочувствием. Например, можно было бы простить настойчивое желание рассказывать о своих недугах и болячках. Есть целая категория людей, которая ходит в больницы, чтобы пожаловаться на свое здоровье (вспоминаем одну из первых сцен из фильма «Аритмия»). А вот желание постоянно совершать мочеиспускание, вне зависимости от места, времени и обстоятельств, понимания вызывает уже заметно меньше. К этому можно добавить постоянные проблемы со сном. Если посмотреть более детально на поведение философа, то возникают объективные сомнения в его вменяемости. Он любил обкладывать многоэтажными ругательствами всех подряд. Исключение он не делал даже для своих высокородных покровителей, на чьи деньги жил многие годы подряд. Кроме этого он полагал, что все окружающие творят козни, составляют против него заговор. А это уже очевидное подобие паранойи. Среди «заговорщиков» были даже его друзья энциклопедисты. Руссо считал, что те завидовали его блестящему уму, а потому якобы делали всё возможное, чтобы представить в «невыгодном свете».

Со временем публика утомилась злобными нападками некогда популярного персонажа и двери домов перед Руссо стали закрываться. Ясно дело - это не добавило Руссо доброты и чуткости. И он вовсе возомнил себе варваром, который должен был разрушить культуру. Одним из любимых занятий философа стала демонстрация голой задницы, которую он выставлял из окна, чтобы тем самым продемонстрировать свое отношение к гуляющей по улице публике. Эта «критическая» практика со временем стала приобретать очевидные черты сексуальных девиаций. Например, философ мог облачиться в медвежью шкуру на голое тело. В таком виде он выбегал на улицу и пытался бросаться на прохожих. Подобные развлечение находили у людей всё меньше и меньше понимания, и мало кого забавляли. Одновременно с этим все чаще и чаще раздавались голоса, что Жан Жак Руссо - опасный маньяк, а потому не было бы лишним его изолировать от общества. В итоге тому закрыли въезд в Париж , в Женеву и многие другие города.

Под конец жизни он был буквально одержим идеей заговора против него, точнее говоря, многочисленных заговоров, в которых принимали участие все без исключения окружавшие его люди. Он умер в одиночестве, будучи изолированным в имении друга. Сразу же после смерти могила безумного философа стала привлекать множество «паломников». В годы революции его тело выкопали и перенесли на «почетное место» в Пантеон. Впрочем, его почитали не как безумца, а как «жертву тирании», забывая при том, что принцы и аристократы были неимоверно терпеливы в общении с ним. Затем случилась Реставрация и два радикальных монархиста похитили останки Руссо, выбросив их в яму с известью.