Эргономичный профессор

13.07.2018

Как использовать время, когда очень хочется кушать

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки

В одном из наших прошлых выпусков мы оказались в удивительном немецком городе Лейпциге, который считался культурной столицей Саксонии и местом, вдохновляющих на творчество. Предлагаем здесь задержаться на некоторое время. На счет творчества немцы не приврали. Когда после Семилетней войны выяснилось, что городские укрепления Лейпцига ни на что не годны, их решительно снесли, а на их месте высадили обширные аллеи. Видимо, именно эти аллеи привели к тому, что XVIII век стал для этого города апогеем культурного подъема. Здесь Иоганн Себастьян Бах создает самое свое знаменитое произведение «Страсти по Иоанну», здесь же пишет свои поэмы Гёте, а молодой Шиллер рождает первую версию «Оды Радости». Были в Лейпциге и менее известные, но не менее творческие люди. Познакомьтесь с одним из них. Это Авраам Готтгельф Кестнер (ох и имена же у немцев!). Он математик, но пока еще не слишком преуспевающий (успех его ожидает еще впереди). Пока он трудится экстраординарным профессором в местном университете. Несмотря на звучность этого «научного титула», в реалии же он означает банального внештатника. И как всякому работающему по совместительству преподавателю, Кестнеру вечно не хватало денег. Поэтому он был бесконечно занят приработками: переводил тексты, редактировал статьи. А еще сочинял стихи.

«Математик-поэт» - сочетание весьма необычное, но все-таки допустимое. По этому поводу в Лейпциге даже родился ироничный афоризм: «Первый поэт среди математиков и первый математик среди поэтов». Надо сказать, что работоспособность Кестнера поражала (голод иногда творит чудеса). Коллеги никак не могли понять, как у него на всё это хватает времени. На что Кестнер ответил: «Когда я принимаю ванну или сбриваю щетину, то, понятное дело, не могу писать, но это время я подбираю рифмы для своих будущих стихотворений». В ответ на это известный на всю округу сатирик Рабернер хохотнул: «Теперь понято, почему мы никак не можем дождаться ни одного стиха от герра Шумана». При этом он кивнул головой в сторону преподавателя изящной словесности и литератора Готтлиба Шумана, который не считал нужным приводить себя в опрятный вид: был вечно небритым и нечесаным.

Вот такая история! Будьте красивыми и читайте наш канал!