Конец жатвы

«История одной старой иллюстрации» и трудовой полдень

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки!

Картинка, размещенная в нашей постоянной рубрике, происходит из российского журнала 1882 года выпуска. Тем удивительнее текст её сопровождающий, так как он гласит о забвении традиций и кризисе сельского хозяйства, равно о как разрушении сельского уклада жизни. И это притом всём, что текст и картинка появились вовсе не в каком-то революционном издании, а в самом обычном модном журнале.

С каждым годом добрые обычаи русской старины, мало-помалу, уничтожаются, теряют свое значение. Разные обряды, своеобразные празднества исчезают, даже в крестьянском быту, в самых глухих деревеньках и хуторах, куда уже успела заглянуть пресловутая, хваленая цивилизация. Она вытесняет с успехом и следы народного творчества—дедовския песни и сказки....
Вот, например, как праздновали косари окончание жатвы в былое время, когда люди были проще, сердечнее и когда, во многих отношениях, жилось лучше, вольготнее... Докосив или дожав «до края», т. е. до конца, косцы к вечеру собирались гурьбой, плели из ржи с цветами венки, украшали большой сноп также цветами, кто-нибудь брал его на голову и нес впереди, а за ним шли с косами или серпами косцы, бабы и девки, и пели, приличные случаю, песни, в которых отдавали должное и себе самим, и хозяйке, варившей косарям обед и ужин в поле; «хозяюшка наша — пели, между прочим, косари — варила нам кашу, гречневую с маслом, —
Мы два поля пожали,
Третье запахали;
Мы жнеи дорогие,
Серпы у нас золотые;
Мы жали, пожинали,
В „краю побывали"....
Торжественная процессия подходила к усадьбе; владелец или управляющей угощал косарей водкой, пирогами, бражкой, яблоками и прочим. Начинались снова песни, девки и парни пускались в пляс под звуки балалайки, гармоники или пастушьей свирели и веселье длилось далеко за полночь. В других местах матушки Руси этот праздник сопровождался иными обрядами. Старость или старшему, который договаривается с помещиком относительно косовицы, от имени своих товарищей, косари, по окончании работ, пели хвалебные песни, затем сажали старосту в корзину, ставили туда же сноп ржи, перевитый цветами и с песнями, гиканьем, свистом, плясками несли его в этой корзине в самую усадьбу, где происходило угощение и ликование—словом, был настоящий праздник. Теперь этот обычай праздновать окончание косовицы почти вывелся и сохранился кое-где, в великороссийских губерниях, да и то не имеет прежнего характера— искреннего, широкого веселья. Прежде существовали большие бары, хлебосольные, щедрые помещики, теперь — их очень, очень мало... Имения переходят, особенно в России в руки ж…дов, кулаков и иных предпринимателей, «опекающих» российскую землю «по-своему»... Вывелись настоящее русские хозяева — вывелись и разные простонародный празднества, вроде праздника косарей, которых уже угощать не кому и которые смотрят косо и недоверчиво на новых хозяев помещичьих земель...