Кто из ученых был крокодилом?

Или пару слов о специфическом юморе ученых

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки!

Дорогие читатели, приносим свои глубочайшие извинения за то, что в стремлении постигнуть дух античности, равно как специфику забав этой в высшей мере интересной эпохи мы совершенно забыли про нашу постоянную рубрику, посвященную забавным, познавательным историям и юмору великих ученых. Исправляемся – и приводим сюжет с одной стороны загадочный, с другой стороны забавный.

Если у вас в средней школе была хотя тройка по физике, то вы хотя бы отдаленно должны что-то помнить по Эрнеста Резерфорда, который был «папашей» ядерной физики. Несмотря на то, что многие его полагали англичанином, чему способствовали пышные усы ученого, он был новозеландцем. А потому в отличие от английских ученых не был снобом, но обладал весьма специфическим чувством юмора. Например, он не видел практического смысла в своём «детище», то есть в ядреной физике, и полагал, что возможность извлечения энергии подобным путем – это «вздор». А ведь, между прочим, лауреат Нобелевской премии! Хотя ее получением Резерфорд никогда не гордился, когда он узнал, что список научных дисциплин, за которые вручалась премия, был расширен, и туда была добавлена химия, он по привычке сказал «Вздор!» Уловив удивленные взгляды коллег, он добавил: «Наукой может быт только физика, на крайний случай - филателия!»

Как вы уже догадались, у ученого был «крутой нрав». Хотя его подчиненные никогда не жаловались – он реально заботился о них, причем на делах, а не на словах. Например, в начале 30-ых годов он выбил пятнадцать тысяч фунтов (огромная по тем временам сумма), чтобы его любимый ученик Петр Капица (не путать с братом, более известным как телеведущим) смог оборудовать свою лабораторию. Знакомство молодого исследователя из СССР и британского мастодонта от науки тоже не было лишенно некой анекдотичности. Петр Капица опоздал с записью в группу к профессору. Резерфорд только развел руками – ничего поделать не могу. Однако наш соотечественник оказался не так прост. «Какой размер погрешности вы закладываете в результаты своих экспериментов?» «Три процента» - ответил профессор, не совсем понимая, к чему клонит молодой человек. «Я как раз и есть ваша погрешность, только в рамках исследовательской группы» - пояснил Капица, и Резерфорд не смог отказать в приеме.

К слову сказать, во время открытия упоминавшейся выше лаборатории, произошло некоторое таинственное событие. На стене это научного заведения оказался изображен крокодил, которого в виде барельефа вылепил скульптор Эрик Гилл. Изваяние тут же привлекло внимание журналистов, которые хотели узнать, что это за аллегория, что она означает, в чем её тайный смысл? Петру Капице пришлось фантазировать и говорить о том, что крокодил напоминает технический прогресс – он сметает все преграды и никогда не озирается. Но ученый наврал, и не сказал всей правды. «Крокодил» - это было прозвище Резерфорда. Многие знавшие про эту кличку не могли объяснить откуда она взялась. Об этом было ведомо только лишь «ученикам ранних призывов». Дело в том, что визит Резерфорда в рабочие аудитории не всегда был «приятным сюрпризом». Иногда к нему надо было готовиться. Однако на выручку приходили часы, которые очень громко тикали в кармане ученого, а потому его подопечные могли выиграть несколько секунд, чтобы собраться духом. Вы спросите причем же здесь крокодил? Дело в том, что Англии тех лет была очень популярна детская книжка про крокодила, который проглотил часы, а потому они тикали в его желудке.

Понимаете, кого напоминал суровый Эрнест Резерфорд? Опять же это дает ответ на возможный вопрос: почему «крокодилом» была названа такая физическая величина в измерении разности потенциалов как одна миллионная вольта. Вот такая история! Так что крокодил, это не только юмористический журнал советской эпохи, не только постоянный персонаж поэзии Корнея Чуковского, но и вполне уважаемый физик. Не забывайте читать наш канал, и вы узнаете еще много интересного и забавного о мире науки! Искренне Ваш Андрей Васильченко