Пикантный триллер в стиле модерн

Или чем плохи безумные поклонницы таланта?

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки!

Наша сегодняшняя история об удивительном человеке философе и писателе Мигеле до Унамуно. Он был человеком, состоящим из одних противоречий. Баск по национальности, он писал по-испански и считается именно испанским литератором. Увлекавшийся социалистическими и анархическими идеями он выступил против диктатуры дер Риверы, за что был сослан на Канарские острова (для наших граждан это не наказание, а исключительная форма поощрения). Однако после свержения испанской монархии он стал решительным противником республики, полагая ее беспомощной и ненужной. Он подержал мятеж генерала Франк, но окружение Франко не понимало философии Унамуно. Одно из его выступлений было прервано возгласом сподвижника мятежного генерала: «Да здравствует смерть! Погибель интеллигенции!». Как видим, жизнь и писателя была в высшее мере не простая. Однако наш рассказ не имеет никакого отношения ни к политике, ни к идеологии. Наша история совершенно о другом.

Она началась летом 1907 года, когда Мигель еще был увлечен творениями Бакунина, а жизнь ему казалась радостной и безоблачной. Первые тучки стали набегать, когда к литератору пришло письмо из Аргентины. Казалось, что ничто не предвещало ужасного. Женщина, преподававшая словесность в одном из колледжей Буэнос-Айреса просила помочь с составлением библиографии по какой-то из проблем, выбранной для диссертации. Мигель до Унамуно еще не знал, что Дельфина Молина (так звали аргентинку) была маниакальной поклонницей, которая только лишь искала повод завести знакомство с приобретшим тогда первую популярность писателем. Её не смущало ни наличие семьи, ни протесты мужа. Это была самая настоящая маниакальная страсть. Ничего не подозревавший Мигель ответил на письмо, чем дал начал старт для целой череды событий.

После этого безумно влюбленная женщина, которая даже лично не была знакома с писателем, завалила его потоком писем. Она писал и писала. Сначала раз в полгода, затем каждый месяц, а потом почти каждую неделю. Она видел в Мигеле весь смысл своего существования. С каждым новым письмом тон сообщения становился все более и более откровенным. Постепенно она перешла к намекам более чем прозрачным. И это несмотря на то, что сам Мигель до Унамуно написал ей всего лишь два письма. Одно с советами относительно написания диссертации, другое - с просьбой не заваливать его любовными признаниями. Однако просьба писателя была оставлена без внимания. Единственным утешением для Мигеля было то, что Дельфина находилась на другом континенте. Однако в 1913 году она преподнесла новый «сюрприз». Она стала рассказывать прессе о своей безумной страсти, и дело перестало быть достоянием только лишь двух людей. Когда не последовало никакой реакции, то Дельфина решила опубликовать свои письма к Мигелю. Не совсем понятно, то ли она хотела снискать литературную славу, то ли подвинуть Унамуно к более решительным действиям, но тот очень сильно озлобился. На некоторое время он замкнулся, после чего решился на рискованный шаг – он предложил своей безумной поклоннице встретиться. Встреча не стала ни знаковой, ни роковой - женщина была совершенно поглощена собой и своими собственными переживаниями, причем настолько, что почти не обращала внимания на объект своего обожания. После этого Мигель окончательно убедился, что аргентинка была на самом деле влюблена в свою собственную «любовь» (разновидность эгоизма), нежели в него. Это как раз тот самый случай, когда действие много важнее, нежели смысл.

Есть мнение, что в какой-то момент эта история стала известна мастеру «ужасов» Стивену Книгу. Именно маниакальная любовь к писателю стала основой известного романа «Мизери», который был не только экранизирован, то поставлен на театральных подмостках. Впрочем, сам Стивен Кинг утверждает, что основа сюжета пришла к нему во сне. Но разве сны это не переживание прожитого? Вот такая история! Пусть вас окружают только доброжелательные поклонницы! Искренне Ваш Андрей Васильченко