Полвека дореволюционной моды - 1894 год

10.03.2018

Продолжаем год за годом изучать дореволюционные модные журналы

В 1894 году уходит из жизни император-«миротворец» Александр III, его место на престоле занимает Николай II. В стране случаются ощутимые перемены. Поэтапно вводится монополия государства на продажу алкоголя, которая в последующие годы будет формировать заметную часть государственного бюджета. Введен налог на квартирную плату. С 1 декабря введен пониженный железнодорожный тариф. В оптовой торговле господствуют немцы. Наши же соотечественники хорошо занимаются мелочной торговлей, торгуют в розницу. Дело в том, что торговые операции сопряжены с большим риском. Получить сведения о кредитоспособности практически невозможно, таковыми не располагают зачастую даже банки. Однако в Москве обороты колоссальны. Русские хлопчатобумажные, косметические и парфюмерные товары не оставляют никаких шансов на успех экспортерам.

В указанный год российские модные журналы сообщали: «Блестящие ткани придают платьям элегантный вид, причем они представляют еще то практическое преимущество, что к ним трудно пристает пыль. Материи эти можно получить всяких цветов, не только серых и модных, но также новых оттенков». В моды вновь возвращаются оттенки синего цвета.

Зима в тот год пролетела незаметно. Журналы даже с трудом подбирали темы для сплетен: «Нам кажется, будто только несколько месяцев прошло с того времени, когда мы говорили о костюмах для конфирмации, а между тем прошел уже целый год. Как всегда, надо, чтобы эти туалеты были по возможности просты, безо всякой лишней кокетливости; кроме того мы советуем, чтобы эти туалеты приготовлялись безо всякого вмешательства молодых девушек, для которых они делаются. Относительно же подарков, которыми наделяют молодых причастниц, мы должны сказать, что лучше и благоразумней делать эти подарки после дня конфирмации, чтобы не смущать юных причастниц и не отвлекать их мысли от того серьезного торжества, которое им предстоит. Что касается туалетов, то нет почти ничего нового ни в тканях, ни в фасонах».

Весна дала новые темы для рассуждений, но совершенно не веселых: «Несмотря на воскресение природы, распространяющее повсюду блеск и радость, между нами происходит опустошение; и каждый день рядом с развитием жизни совершается разрушительное действие смерти. Всемогущая весна одевает деревья и покрывает цветами луга и поля; но и на дорогих нам могилах вырастают цветочки. И потому какое бы время года мы ни переживали, мы обязаны думать о тех, которые оставили нас. В этом номере наши читательницы не найдут свежих весенних туалетов, так как он посвящается исключительно особам, которые в трауре по своим дорогим усопшим. Английский креп продолжают носить в знак глубокого траура; но так как для некоторых особ кокетство не теряет никогда свои права, то из этого крепа делаются иногда чрезвычайно элегантные вещи. Из него вырезаются между прочим накладные фигуры как из бархата или атласа, и гарнируют ими юбки».

Летом журналы выбрали более веселый тон: «Носят очень много пикейных платьев, как мы уже говорили, а также и из красивого муслина с цветочками или горошинками, который бывает всевозможных цветов: светло-лимонного, лавандового, бледно-розового, желтого и т. д. Эти платья гарнируются ажурными вышивками, известными под названием английских».