Соблазн как реакционный предрассудок

Как французская революция обнажала девиц, но хотела лишить женщин красоты

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки!

Подписывайтесь на новый проект редакции REDCAT

Любая революция это есть потрясение основ общества. С этим вряд ли можно поспорить. Французская революция с совершенно лицемерно провозглашенными «свободой, равенством и братством» была еще и явлением эстетическим. Точнее говоря, анти-эстетическим. Одним из следствий революции (о котором кстати активно забывают) была настойчивая борьба с женской красотой. Красота провозглашалась делом проклинаемой аристократии, которая в погоне за оной красотой заставляла женщин выступать против друг друга. То есть внешняя привлекательность была поводом для социальных неурядиц, вызванных состязанием между девицами и женщинами. В итоге провозглашалось , что стремление к красоте было проявлением непростительного тщеславия, что стразу же нашло поддержку в некоторых католических кругах, которые на первый взгляд должны были бы осуждать революцию. В отдельных случаях ошибочно для подражания выбралась римская модель. Наивные французские революционеры полагали римское общество примером простоты и процветающих социальных добродетелей (повальный разврат и кровавые распри почему-то не учитывались).

В самом начале революции в порыве желания избавиться от привлекательности десяток известных женщин отдали свои украшения на «патриотические цели». Они почему-то не задавались вопросом, что если украшения и красота это всецело плохо, то в «новом обществе» они никому не нужны, а потому смысл акции изначально нулевой. Но акция вошла в моду и девицы стали избавляться от всего чего только угодно. Даже от красивых пряжечек на их маленьких туфельках. Между тем под это нетривиальное «обнажение» стало подводиться идеологическая база. Соблазн провозглашался символом реакционного монархического режима. И это ведет к не менее странной моле. Популярными становятся простенькие девочки-подростки, которые в порыве патриотических страстей не прочь и вовсе избавиться от одежды (а вы говорите «Лолита» Набокова). На этих топлесс моделей со временем во временем стали водружать фригийский колпак, то есть можно подразумевать, что именно в это время формируется явление, которое можно было бы назвать политическим pin-up-ом. В данном случае становится понятным, почему на картине Эжена Делакруа «Свобода, ведущая народ» на первом плане изображена полуобнаженная девица, которая как раз и символизирует данную свободу. К слову сказать, как раз присутствие подобного образа девиц становилось обязательным для множества революционных мероприятий. Но в данном случае посыл вступает во внутреннее противоречие с изначальной целью. Эротизация массовых мероприятий как одна из разновидностей пропаганды жестко противоречила цели борьбы с соблазном и красотой. Отсюда возникала необходимость провозглашения естественной красоты, которая представленная молодыми телами, вовсе не оскорбляла их в отличие от изысканных нарядов и украшений. Что по мне, так есть менее мудреные поводы для обнажения молодых девиц.

Но на этом история не заканчивается. Рано или поздно девицы и дамы тоже стали соображать, что в данном процессе было что-то не так. А потому объявили войну «мужскому деспотизму» и вообще стали выступать за асекуализацию общества. И некоторые вообще предлагали запретить секс (ультра-католики, наверное, рукоплескали от всей души). В любом случае мужчинам было предложено ценить в женщинах их добродетели, а не внешность. Невольно вспоминается одностшье Вишневского «Любимая, да ты и собеседник!» Вообщем-то, если бы не необходимость продолжение рода, то интима лучше было бы вообще отказаться. А некоторые наиболее рьяные француженки вообще настаивали на том, что надо было бы устранить различия между полами. Казалось бы, что рассказанная нами история только лишь исторический анекдот. Безделушка, призванная расцветить ваше утреннее настроение веселыми красками. Но с другой стороны имеет смысл задумать откуда идет стиль унисекс, почему радикальные фемины укоренились именно в Париже, что уже стало многовековой традицией. А заодно принять во внимание, если на политическом мероприятии есть акция обнажения, то не стоит особо радоваться, не исключено, что сразу же после этого вас оскопят. А в остальном всем хорошего настроения. Ваш Андрей Васильченко