Записки хорошенькой женщины. 08.02.1884

Продолжаем публикацию малоизвестных русских женских фельетонов. В этом материале описан не только великосветский бал, но и предсказано появление телевидения.

ЗАПИСКИ ХОРОШЕНЬКОЙ ЖЕНЩИНЫ. 8 февраля 1884 года
Со мною, прелестные читательницы мои, случилось самое невероятное, самое невозможное событие. Я никогда не была суеверною, не допускала существования чего-либо сверхъестественного, со спиритами никогда не имела ничего общего и спокойно стояний на месте карточный столь всегда предпочитала столу, вертящемуся без толку в руках медиума. Представьте же себе, что теперь скептпцизм мои сильно надорвался, и я, вместе с Гамлетом. скажу: „Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось всем нашим мудрецам!" Вот что случилось со мною не далее как 16-го января 1884 года. В этот день, вечером, в девятом часу, сидела я у себя дома, в будуаре. Небольшая простуда, схваченная мною при нашей переменной погоде, подвергла меня кратковременному домашнему аресту. Я скучала, глядела па мелькавшие перед моими глазами огоньки в камине и машинально перебирала лежавшие возле меня, на столике, журналы и газеты. Случайно прочла я о том, что сегодня в Зимнем дворце будет большой бал, невольно вздохнула и у меня вырвалось полугромкое восклицание: как хотела бы я быть на этом бале! В этот самый момент за моею спиною послышался голос: — Желание ваше, отчасти, выполнимо, маркиза! Я вздрогнула н обернулась. Передо мною стоял совершенно мне незнакомый человек. Как он попал в мою квартиру, как вошел в мои будуар, дверь которого была заперта на ключ? Я—не трусиха, но, тем не менее, появление этого человека меня смутило. Я встала. — Кто вы такой и что вам угодно'?—спросила я. — Кто я такой,—ответил таинственный гость,—-до этого вам, маркиза, пока нет никакого дела; цель же моего прихода заключается в том, чтобы исполнить только что высказанное вами желание. — Каким же образом достигнете вы этого?
— Самым простынь: вы, не сходя с места, увидите и услышите все то, что произойдет на придворном бале. Слова незнакомца испугали меня: я подумала, что имею дело в с помешанным или маньяком, каким-либо путем пробравшимся в мою квартиру.
— Комедии этой пора положить конец, — решительным топом сказала я,—прошу вас оставить меня! И при этом я протянула руку к сонетке. Странный гость не двигался с места, посмотрел на меня и произнес: — Садитесь, смотрите и слушайте! Он сделал энергичный жест Как бы под влияние магнетизера, я повиновалась и опустилась на кушетку. Таинственный гость вынул из кармана небольшую черную палочку с наконечником из граненого хрусталя. Он поднял ее и держал таким образом, что эта блестящая точка находилась как раз перед моим лицом, и я, как бы подчиняясь посторонней силе, не сводила с неё глаз... В ту-же минуту погасли стоявшие на столе свечи и комната озарилась слабым светом камина. Незнакомец стоял недвижим и в своем черном без всяких украшений, костюме казался статуей, изваянной из черного мрамора. Граненый хрусталь, вделанный в конец палочки, блестел как алмаз; свет его облил стену будуара, и вот, как в волшебной панораме, передо мною обрисовалась дивная картина .. Стена казалась стеклянного, и за этим стеклом я увидела длинную анфиладу ярко освещенных зал. Я так и обомлела: перед моими глазами были залы Зимнего дворца. Бал, собственно, происходил в Николаевской зал. Величественно, художественно отделанный, он утопала в море огней. С потолка спускались колоссальные люстры с тысячами свечей, и вей колонны были перевиты огневыми линиями, блестевшими на фоне из цветущих камелий. Посредине, напротив портрета Императора Николая Павловича, была устроена эстрада для придворного бального оркестра, музыканты которого были в парадных красных мундирах русского покроя. В концертной зале до начала бала собрались дежурства при особах императорской фамилии. К девяти часам съехались высшие сановники, генеральские чины, занимающее должности до IV класса включительно, дипломатический корпус, придворные чины и кавалеры, генералитет, офицерские депутации от квартирующих в Петербурге частей и высшее городское общество. Образовался большой полукруг, установкой которого и размещением приглашенных занялись церемониймейстеры князь Урусов, князь Салтыков, барон Штемпель, граф Бенкендорф, барон Корф и граф Киселев. Около десяти часов раскрылись двери из концертной залы и на пороге их показались Государь Император и Государыня Императрица. Раздались звуки торжественного марша, свободно долетавшие до меня. Их Величества остановились у входа в Николаевскую залу и общим поклоном благосклонно приветствовали собрание. Государь был в красном, бальном мундире Ея Величества полка с Андреевской лентою через плечо. Государыня имела на себе белое, из тяжеловесной материи, платье, спереди отделанное цветами, колье из крупных бриллиантов и бриллиантовую диадему. При звуках глинковского полонеза открылось шествие, во главе, которого шли церемонемейстеры Ожаровский и г. Дурасов; за ними следовали: исправляющей должность обер-церемонемейстер, князь Долгорукий, со статс- дамою, графинею Е. А. Адлерберг. Государь изволил идти рядом с Государынею Императрицею.
Окончание фельетона в следующем выпуске