Арчи

30.12.2017

В пустой зал вылета международного терминала уфимского аэропорта черно-белой молнией врывается русский спаниель Арчи. Привычно обежав весь периметр, забравшись на ленту транспортера, обнюхав всех присутствующих, он несется к своему хозяину, главному государственному таможенному инспектору Евгению Наумову, и с надеждой смотрит на его руку. В ней зажата любимая игрушка — мячик, за которым пес готов бегать сутками. С этой минуты начинается его 12-часовая собачья вахта.

Арчи специализируется на поиске наркотиков. И за свои семь лет, а это уже почтенный для служебной собаки возраст, нашел их немало.

— Надеюсь, мы еще пару лет прослужим, — говорит Евгений.

Арчи всем своим видом развенчивает распространенный миф, что животным, занимающимся поиском наркотиков, якобы дают запрещенные препараты, чтобы они лучше работали.

— Такие больше двух лет не прослужат, — компетентно заявляет Евгений. — А потом Арчи, как и большинство его коллег, личные собаки. Какой хозяин позволит превращать своего пса в инвалида? К тому же по этой логике собаки, которые занимаются поиском взрывчатки, должны питаться динамитом, а «заточенные» на деньги — обедать купюрами.

Зал постепенно заполняют пассажиры, и у Арчи начинается главная работа. С легкостью снуя между сумок, он в каждую сует свой черный нос. Вдруг контрабанда? На этот раз обошлось. Но через полчаса прилетает рейс из Арабских Эмиратов. Надо будет опять внимательно проверить багаж.

Не стоит думать, что поиск запрещенных веществ для наших друзей некая игра. Они прекрасно осознают, какая ответственность лежит на их собачьих плечах. И, как говорят кинологи, после смены буквально «с лап валятся». Но если псу удалось что-то обнаружить, более счастливого существа найти невозможно — он сделал хорошее дело и помог хозяину! Ведь главное для любой собаки — чтобы человек был рядом и был ею доволен. К примеру, Евгений изредка, в качестве поощрения за хорошую работу берет Арчи… на охоту. Как известно, спаниели — собаки охотничьи. Этому хобби пес готов отдавать все свободное время и очень обижается, когда Евгений ездит на охоту без него. Даже к миске с едой не подходит, переживает.

— Он точно знает: если надели шлейку, значит, впереди работа, а если я обул болотные сапоги — идем на охоту. Один раз мы его даже потеряли. Арчи бежал за снегоходами, видимо, потеряв мой запах, начал перебегать от одного следа полозьев к другому. Ждали мы его до поздней ночи. По моим подсчетам, он пробежал километров 15 и вышел с другой стороны от лагеря, — рассказывает Евгений. — А еще помню, как мы объясняли ему, что куры — домашняя птица и охотиться на них не надо. Понял. Не трогал. Только внимательно наблюдал.

Продолжение

В начало