История подпольной типографии «Уфимского рабочего»

30.03.2018

На первой полосе «Республики Башкортостан» рядом с логотипом есть строка: «Основана в 1906 году». Именно тогда стала выходить первая газета уфимских рабочих.

Долгое время оставалось загадкой, где находилась подпольная типография «Уфимского рабочего». Много нервов потрепала она жандармам и полицейским, долго пытавшимся напасть на ее след...

После очередного разноса из Петербурга шеф уфимских жандармов полковник Красногорский рапортовал в вышестоящие инстанции:

«Типография, судя по выпускам ее изданий, оборудована лучше всех существующих на Урале, и вопрос об ее обнаружении в настоящее время составляет одну из главных задач деятельности не только жандармского управления, но и членов железнодорожной и общей полиции во главе с начальником губернии. Но благодаря крайней конспирации революционеров, а также провалу соответствующих сотрудников управления (шпики, тайные агенты — авт.) открыть таковую, несмотря на все прилагаемые усилия, до сих пор не представлялось возможным».

Комментарии, как говорится, излишни. А типография продолжала набирать обороты. В ней печатался не только «Уфимский рабочий». Из отчета о работе типографии с 15 октября 1906 по 15 октября 1907 года видно, что за это время в ней напечатали 28 номеров «Уфимского рабочего», «Солдатской газеты» и «Крестьянской газеты» (83,5 тыс. экземпляров), 94 листовки (425,2 тыс.), четыре выпуска «Программы РСДРП» (12,5 тыс.), пять «Сборников революционных песен» (13,5 тыс.), всего 543,7 тысячи экземпляров.

Как же появилась подпольная типография, где родилась нелегальная газета «Уфимский рабочий»?

Уфимским боевикам мог бы позавидовать Камо

Николай Павлович Брюханов - организатор типографии и один из редакторов "Уфимского рабочего".

Конкретное задание — наладить подпольную типографию — получил А. Цюрупа. Т. Кривов вспоминал: «Помещение нашли быстро, но не было надежного печатного станка, краски, бумаги, не хватало шрифтов. Всем этим обеспечил типографию Александр Дмитриевич».

Кроме А. Цюрупы такое же поручение получил М. Лядов, который выехал на Урал проводить выборы во II Думу и на очередной съезд партии... Вот как он вспоминал об этом:

«Решили прежде всего поставить несколько газет. Средств у нас, конечно, не было... Но зато была хорошая боевая дружина. Удачная экспроприация почтового поезда на мосту через реку Белую дала достаточно средств... Не было шрифтов для типографии. Налет на типографию — и шрифтов оказалось более чем достаточно».

Мартын Николаевич имел в виду демскую вылазку: 20 сентября 1906 года ночью между разъездом Дема и мостом через Белую отрядом дружинников была проведена экспроприация денег из почтового поезда. Уфимским дружинникам мог позавидовать сам легендарный Камо (Тер-Петросян). Боевики под его руководством сдали в партийную кассу весемь тысяч рублей, а уфимцы, совершившие демскую экспроприацию, — 153 тысячи. Часть средств направили на организацию типографии и издание газет, в том числе «Уфимского рабочего».

Вторая операция боевиков, о которой упоминает Лядов, — экспроприация шрифтов в типографии купца Гырбасова. Добыча составила около пятнадцати пудов новых шрифтов. И снова большая их часть была выделена газете «Уфимский рабочий», первый номер которой появился через восемнадцать дней после демской вылазки.

Но времена менялись. В вышедшем номере газеты было напечатано сообщение, что социал-демократы Урала и Уфы категорически выступают против экспроприаций. К этому времени типография была полностью оснащена.

Манефа, Потапыч и Юрьев Сергей

Адрес подпольной типографии «Уфимского рабочего» назвал Н. Брюханов, бывший в то время организатором типографии и редактором газеты.

Дело было так. Уфимка Д. Васильева, проживавшая в доме № 170 по нынешней улице Коммунистической (бывшей Б. Успенской), стала хлопотать о назначении ей персональной пенсии. Ее заслуги подтвердил Н. Брюханов (тогда нарком финансов РСФСР).

В письме от 3 апреля 1935 года, он, в частности, пишет, что много раз бывал в доме, который принадлежал Дарье Федоровне, был знаком с ее сыном, рабочим железнодорожных мастерских.

«...Ваш сын Алексей... еще в 1902 году принял участие и активно работал в подпольных социал-демократических рабочих кружках, состоял членом Уфимской организации РСДРП(б)... Вы никогда не отказывали в предоставлении квартиры под разного рода собрания (кружковые, комитетские и т. д.)».

Сергей Александрович Юрьев - наборщик и печатник газеты "Уфимский рабочий".

Одноэтажный деревянный дом постройки 1885 года стоял на окраине и был удобен с конспиративной точки зрения. Н. Брюханов в письме упоминает, что здесь была организована хорошая по тому времени типография. Были в доме обыски, но жандармы всегда уходили ни с чем. Типография размещалась во второй половине дома, в каменном подвальном помещении площадью шесть на шесть метров. Но кто же набирал и печатал газету? Брюханов в письме упоминает, что в типографии «работали известные техники Потапыч и Манефа, приехавшие из Петербурга».

Сведений маловато. Немного добавляет и член Уфимского комитета РСДРП П. Григорьев: «Наборщиками и печатниками в ней были двое нелегальных — муж и жена (ни фамилий, ни кличек их я не помню) и С. Юрьев... Здесь жили затворниками названные три товарища, а я доставлял им рукописи и бумагу и уносил продукцию».

Кто же они — первопечатники «Уфимского рабочего» — Манефа, Потапыч и С. Юрьев? По архивным жандармским документам удалось установить, что Манефа — Васильева Манефа Васильевна, фельдшерица, нелегал. В 1900-х годах работала в Санкт-Петербурге, в типографии Союза борьбы за освобождение рабочего класса. Была арестована в 1904 году, выпущена под залог, уехала в неизвестном направлении. В 1906 году появилась в Уфе.

Мужеством, находчивостью женщины-революционерки восхищался первый редактор газеты А. Митрофанов: «Квартиру, где печатался «Уфимский рабочий», содержала фельдшерица-акушерка (помнится только по паспорту, а не в действительности), у которой было поразительно много «практики». Чуть ли не каждый вечер к ней демонстративно звонили в парадное, приглашая к роженице, чтобы знали соседи. Столь «популярная» акушерка выходила со своей корзинкой и инструментом и шла на конспиративную квартиру. Там выкладывала номера «Уфимского рабочего» и наполняла корзину чистой бумагой».

О Потапыче известно только, что такова была партийная кличка Сергея Флегонтовича Капралова.

Жили Манефа и Потапыч в доме Дарьи Васильевой по подложным паспортам. После обыска 20 октября 1908 года, не дожидаясь ареста, они помогли спрятать шрифты и оборудование типографии и скрылись. Следы их затерялись в 1910 году в Омске.

В дружной тройке печатников-подпольщиков был и уфимец Сергей Александрович Юрьев. Родился он 14 сентября 1875 года, учился в уфимской гимназии, работал на фабрике, распространял листовки и потому не случайно оказался в подпольной типографии. После ее ликвидации вынужден был уехать в Можайск. Скончался от тифа 28 января 1922 года в Уфе.

А типографию перевезли на новое место. Рабочий железнодорожных мастерских под негласным прикрытием дружинников подъехал на лошади к дому. В повозку быстро сложили все оборудование, сверху завалили домашним скарбом. Было это среди бела дня.

Вскоре в дом ворвались жандармы, но обнаружили лишь пустой коричневый сундук да оставленную в насмешку горсть шрифта.

Юрий УЗИКОВ.