Эффект Берковича 23

"Так всегда в жизни: мы-то стараемся, строим планы, готовимся к одному, а судьба преподносит нам совсем другое. Начиная с ненасытного завоевателя, который способен проглотить весь мир, и кончая смиренным слепцом, которого ведет собака, мы все — игрушки ее прихотей. И, пожалуй, слепец, который идет за собакой, следует более верным путем и реже бывает обманут в своих ожиданиях, чем тот, первый слепец со всей его свитой."
П. Бомарше

Часть 2 Глава 7

-- Как невозможно?! -- в который раз восклицала Маринка, метаясь по кухне и переставляя с места на место смешную чашку в форме собачки.

-- Да, не переживай ты так, -- Марио деликатно освободил из ее пальцев фарфоровую собачку и поставил ее на полку. -- Я найму тебе учителей...

-- Это опять будешь ты! -- зеленые Маринкины глаза затопили слезы. -- А я хочу сама, понимаешь?

Во всем ее виде сквозило такое желание, что Марио невольно отодвинулся подальше, прикусив губу.

-- Тебе так противна моя помощь? -- безжизненным тоном произнес он.

-- Нет, Марио, что ты! -- воскликнула Маринка и, слегка скосив глаза, подпорхнула к нему точно птичка, взмахнув крыльями-руками, обвила его за шею.

А у него комната пошатнулась и колени подкосило.

-- Я никогда не думала, что скажу это кому-то кроме Стаса, но... -- Маринка заморгала, часто-часто, и один ее кулачок потер правый глаз, отчего нежная кожа века сразу покраснела, придавая ей вид заплаканного ребенка. -- Ты мне очень дорог. Дороже тебя только Тосик (так Маринка ласково называла сынишку), но он же вне конкуренции, правда?

-- Правда, -- улыбнулся Марио, но внутри все перебуровилось, перемешалось, сбилось в кучу и теперь терзалось догадками и предположениями.

-- Но мне важно почувствовать себя личностью, понимаешь? -- робко произнесла Маринка, все еще держась за его шею. Ее пальцы обхватили его голову, потом пробежались по щекам...

Жгучее желание опалило и мужчина судорожно вздохнул. А пальчики Маринки продолжали скользить по лицу, как пальцы скульптура по любимому изваянию.... Так они и стояли, казалось целую вечность -- Маринка обрисовывала подушечками пальцев губы Марио, скользила по легкой щетине щек, приглаживала брови, играла с ресницами, а он изнывал от тягостного томления и чуть не задыхался от нежности...

Щеки девушки начал окрашивать румянец, дыхание вдруг сбилось, пальцы задрожали и она поспешила убрать руку, но Марио ловко перехватил хрупкое запястье и прижался губами к ладошке, выдохнув в нее всю свою боль, всю свою любовь. Она застонала чуть слышно, практически неуловимо, но он поймал этот стон и уже не смог остановить неистовый порыв, который заставил его подхватить девушку на руки и усадить ее на обеденный стол. Слава богу на нем ничего, кроме вазы с цветами в центре, не было, а то бы полетело все к чертям собачьим и получили бы они нагоняй от Галины...

А Галина уложила ребенка и, напевая, спустилась на кухню, тут же неслышно отступив назад. Яростно целующаяся парочка, ее даже не заметила и она, вытирая глаза детским носочком, поспешила ретироваться...

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ