Cмepть всегда приходит не вовремя.

Вот и в этот раз она заявилась без предупреждения. Дед чертыхнулся и, не отрываясь от экрана ноутбука, сварливо просопел: "Когда уже ты научишься звонить загодя? Сотовые для чего изобрели? И не ври, что номер не знаешь! Я тебе прошлый раз самолично его в контакты вбил."
— Да, тут такое дело, Кузьмич, — Смeptь заметно нервничала и от этого слегка заикалась.
— Ладноть, дела опосля, — дед выключил ноутбук и подмигнул Смeptи. — Пошли, чаем накормлю! — он залихватски подхватил Смeptь под скрипящий локоть и потащил на кухню, не переставая болтать, — заманил я таки малолетку вчерась к себе!
— Врешь!
— Вот те крест!
Анастасия Львовна была младше Игоря Кузьмича на три года и он, опираясь на эти факты, вполне законно звал её не иначе, как малолетка. Они познакомились в сети на кулинарном сайте. Кузьмич разместил рецепт борща, а Анастасия Львовна имела наглость поправить его, сказав, что свёклу надо варёную в конце класть, чтобы цвет ярче был.
— Да, что вы знаете о борще! Девушка! ─ возмущению Кузьмича не было предела.
В эту ночь он даже уснуть не мог, придумывая, чтобы такого замутить из его кулинарных закромов, чтобы заткнуть выскочку за пояc.

И закрутилась самая настоящая битва титанов. С раннего утра на кухне жарилось, парилось, пеклось, все это поэтапно снималось на смартфон и к вечеру публиковалось на сайте с пошаговым описанием. Кузьмич строил догадки, что там за выскочка под хитроумным ником АЛО и представлял себе молоденькую девицу, пороху не нюхавшую. А потому поучал её по отечески, снисходительно.

Смeptь уже давно не видела его таким увлеченным, а знакомы они уже пятнадцать лет, без малого...

Когда схоронил Кузьмич свою Олюшку, свет очей своих, душу и сердце свое, ─ детей им Бог не дал, а друзья по жизни растерялись, вот и остался один, ─ тоска его так скрутила, что он чуть не помер. Лёг на кровать, не ест, не пьёт... Смeptь его тогда еле уговорила чаю попить сладкого, ну, как уговорила — сказала, что не заберёт его, покуда он её чаем не напоит. А потом на ужин напросилась. А Кузьмич всегда к готовке страсть имел. Вот и закрутилось у них. Уж чем он только Смeptь не потчевал... Вот тогда-то она ему и посоветовала компьютер освоить и рецепты свои в сеть выкладывать. Мол, жалко ведь такие знания с собой в могилу нести.

А три месяца назад он натолкнулся на АЛО... А потом она, на очередную его колкость, разместила свое фото с курником в руках. И тогда он узнал, что она практически его ровесница.
— Ну, как ровесница? Ей 78 всего — малолетка! А все туда же, учить меня вздумала, ─ рассказывал дед Смeptи за очередным пирогом. — Хочу в гости её заманить. Что думаешь? Может уговорю остаться? У ней там цельный дом народу: дочки, зятья, внуки... А у меня хоромы трехкомнатные пустуют. Детишков-то своих она тоже не нарожала, да посмелее нас с Олюшкой оказалась, с детдома пятерых взяла, да всех в одиночку выдюжила. А с квартирами нонче сама знаешь, как туго. Вот и ютятся все у нее, хоть там и четыре комнаты, да только разве же хватит на всех-то.

Кузьмич был настроен решительно, вплоть до того, чтобы разменять свою квартиру. Им бы с Настасьей и однушки хватило, а дети бы пускай радовались своему углу. В мечтах он уже давно так и сделал, оставалось только озвучить свой план малолетке. А разве такие дела по скайпу решаются? Вот и заманил он её фирменным рецептом плова. Да за половом, краснея от волнения, и рассказал свои планы. А она возьми и расплачься. У Кузьмича аж дух перехватило, когда он её сухонькие плечи обнял, да к себе прижал. Такой роднулей почувствовал, словно всю жизнь вместе...
— Ну, чего ты ревешь-то? — прочистив горло, повторял он.
— Так никто никогда обо мне не заботился, не помогал, — всхлипывала Анастасия. — Ну, окромя детей...

В юности хулиганы жестоко надругались над скромной студенткой. А она, терзаемая стыдом и позором, не посмела заявить на них. Поэтому зализывала раны в одиночестве, боясь даже в больницу обратиться. От мужчин с тех пор держалась подальше, а от нежных прикосновений вздрагивала. Только через десять лет смогла довериться, да ошиблась ─ женатый оказался, "Казанова". Зато она узнала, что детей у неё не будет — старая травма сказалась. Тогда то и устроилась Настасья в детский дом, чтобы быть поближе к детям. Много тепла и ласки она сироткам дарила. А самых проблемных себе забирала, кому глухие, да, больные нужны? А потом как-то болезни все одолелись, а Сонечке (глухой) аппарат справили и она даже университет наравне со всеми закончила. Семья у Анастасии получилась большая: три сына, да две дочки. Старшие сыновья своими углами обзавелись ─ один в деревню уехал (у него страсть к фермерству оказалась), второго в Казахстан занесло, да так там и остался, зовя периодически мать к себе. А вот младший, да, две дочери с ней остались. Одна дочка (Сонечка) замуж вышла ─ близнецов родила, боялась, что мальчишкам ее недуг по наследству перейдет, но все обошлось ─ задорные хулиганы растут. А вторая (Галка) в учебу ударилась, а потом вдруг забеременела, про отца ребенка не говорит, ну ее никто и пытать не стал.

─ Всех выкормим! Бог всегда корку хлеба на дите, да, на котенка пошлет, ─ успокаивала Настасья Галку, когда та хотела аборт сделать.

А дочка у Галки в четыре года проявила необычайную страсть к музыке, а в пять уже играла сложнейшие произведения по памяти… В общем, семья у Анастасии Львовны получилась веселая и многогранная, а главное, что все друг друга поддерживали и даже не вспоминали, что они не родные. Свое счастье Анастасия в детях получила, а тут вдруг мужчина, от которого сердце непривычно замирает. К которому хочется в плечо уткнуться и плакать от счастья. До вечера проговорили они с Кузьмичем и решилась она ему довериться.

─ Я тебе такие борщи делать буду у-ух! ─ жарко обещал Кузьмич.

Оставалось только рассказать детям, да взять у них благословление.

─ А дети-то какие разумные, все в Настасью! ─ щелкал языком Кузьмич, подливая чай Смeptи. ─ Сказали: "Ты, мама, заслужила быть счастливой, а ежели обидит тебя, то мы ему шею свернем!" Ишь, как оне, шею, стало быть мне свернут, ежели что. Только, как ее обидеть-то можно, она ж как воробышек… А ты чего сегодня заглянула-то? Соскучала никак по мне? ─ отвлекся от своих проблем Кузьмич и взглянул на Смeptь.

─ Соскучала, ─ сказала она и уткнулась в чашку, дуя на обжигающий напиток.

Как сказать ему, что она в этот раз за ним пришла? И что он сейчас сидит за ноутбуком с остановившимся сердцем, улыбаясь фотографии Настасьи… И ведь мог бы еще пожить, в нем силы и энергии на пятерых, только вот вдруг чихнул моторчик и замер. А на столе разрывался телефон ─ Настасья, словно почуяв беду, названивала.

И Смeptь решилась. Пусть это в очередной раз стоило ей молодости (а такие решения отбирали у нее красоту и она уже стала похожа на старуху), но не могла она лишить Настасью мужчины. И она обменяла еще пятнадцать своих лет, подарив их Кузьмичу с Анастасией…

А на улице зарождалась весна, вселяя в сердца людей надежду и любовь, вместе с первыми робкими лучами солнца.

Автор Алиса Атрейдас

Ваша лайк лучшая благодарность автору!

Смерть всегда приходит не вовремя. Атрейдас
Смерть всегда приходит не вовремя. Атрейдас

Смерть всегда приходит не вовремя. Атрейдас
Смерть всегда приходит не вовремя. Атрейдас