Эффект Берковича 5(2)

Вторая отмалчивалась. Чувствовалось, кто у них заводила. Стас вздохнул.

— А куда вы хотите?

Черненькая быстро идентифицировала, что ими заинтересовался богатенький мальчик и уже нарисовала себе радужные картинки безоблачного будущего. Поэтому смело ответила:

— Можем отвезти Аньку в общагу и… — она наклонилась вперед и горячо задышала Стасу в ухо, обдавая его легким ароматом спиртного.

— Без и, — прервал ее Стас и тут его бес в ребро: — Может, мне Анька больше понравилась?

Он не видел лица брюнетки, только услышал, как она засопела обиженно, но тут же нашла выход:

— Можем и втроем…

Сзади послышалось бормотание и шушуканье. Анька явно была против.

Айфон Стаса проснулся и гневно разразился Кириным голосом:

— И долго тебя ждать? Я уже…

— Пятнадцать минут, дорогая, — и отключился. — Ничего не выйдет, девочки. Жена ругается! В другой раз. Так куда вас отвезти?

Юные искательницы приключений снимали комнату в Выхино. Логичнее вызвать такси, что Стас и сделал. В ожидании, выслушал душещипательную историю, как сложно студенткам живется в столице. А в голове витали образы Маринки: когда она смеется у нее ямочка только на одной щеке, из-за этого получается такое милое личико…

— Спасибо вам, — голос Ани вернул его назад.

Она буквально вытолкала подругу из машины. Дома точно разругаются вдрызг.

— Ты поаккуратнее по таким местам, — пожалел ее Стас. — И смени подругу.

— Да, она хорошая, — улыбнулась Аня. — Просто очень хочет богатого мужа найти, — сказала и выпорхнула из машины в дождь.

— Бабы дуры, — сказал и врубил музыку на всю.

Надо было подготовиться к разговору с Кирой. Она жила вдвоем с отцом, мать у нее умерла, когда та еще маленькая была. Папочка ни в чем ей не отказывал, поэтому, когда Кира захотела пентхаус в центре города — она получила пентхаус в центре города. Огромные окна, вид на столицу с высоты птичьего полета — сколько вечеринок они отгуляли там, не сосчитать. Закрытые вечеринки в своем кругу. О таких не распространяются в соцсетях, на них нет дешевых понтов. На них нет мажоров. Каждый знает и ценит свое место в жизни. Они могли собраться и на частном самолете махнуть на Ривьеру, чтобы закатить вечеринку на яхте и опять СМИ об этом не узнает, ибо не комильфо.

Кира вообще не любила оставаться одна. Но сегодня она упорно ждала Стаса. Тем более начальные признаки простуды не давали возможности быть неотразимой. Какая неотразимость в красном от соплей носе? Она встретила его в розовой пижаме, с упаковкой платков. Нещадно гундося, дуя губы, принялась жаловаться.

— Я болею, мне плохо, а ты даже не интересуешься что я и как. Ты совсем меня любишь!

— Кир…

— Поцелуй свою девочку…

Она принялась стаскивать с него пиджак.

— Подожди, — он отстранил ее руки. — Я на пять минут.

— Боишься заразиться? — надулась она.

— И это тоже…

— Что, даже не пройдешь? — она изумленно изогнула бровь.

Очень красивая! Особенно сейчас, когда волосы небрежно стянуты резинкой, а лицо без макияжа…

— Я так соскучилась, — вдруг совсем по-детски шепнула Кира и в уголках ее глаз заблестело. — Насморк этот дурацкий и температура, — она шмыгнула носом, махнула рукой и пошла прочь, смешно шаркая тапочками.

Все пошло совсем не так, как Стас предполагал. Разговаривать с ТАКОЙ Кирой было намного сложнее. Ей и так сейчас плохо… Стас вздохнул, скинул мокасины и пошел за ней.

— Кушать хочешь? — не оборачиваясь, просипела она. — У меня суши остались или можем заказать…

— Нет, спасибо. Кир, иди сюда, — он остановился посередине зимнего сада.

Она тут же развернулась и пошаркала к нему походкой лыжника. Остановилась в шаге, голову набок склонила, мол, слушаю, говори. И бровки домиком.

Стас шумно вдохнул. Кира выпятила нижнюю губку. Глаза у нее слезились, толи от насморка, толи от жалости к себе…

— Нам надо расстаться, — выпалил Стас и выдохнул.

— На сколько? — деловито осведомилась Кира и улыбнулась.

— Навсегда.

— О… — выдала Кира, продолжая улыбаться. Потом кивнула и, шагнув к нему, обвила руки вокруг талии. — Очень смешно.

Он обнял ее за плечи.

— Я не шучу.

— То есть ты приехал ко мне ночью, чтобы сообщить это? — она потерлась о его грудь щекой.

— Да.

— Смелый поступок, — мурлыкнула она, продолжая тереться. — Я оценила.

Внутри Стаса начало разгораться волнение.

— Кир, ты можешь хоть раз в жизни быть серьезной? — он отстранил ее от себя и прошел к бару. Открыл холодильник и взял воду.

— Я серьезна, — она скинула тапки и осталась в белых носочках, неслышно пробралась до дивана и забралась на него с ногами. — Сделай мне чай, — с нотками каприза сказала, впустив чуть детскости, — с лимоном.

Разговор зашел в тупик. Кира словно не слышала, что он говорил. Стас молча приготовил чай, выдавил лимон, добавил мед и отнес кружку Кире.

Она подула, пригубила, ойкнула и осторожно поставила чашку на стеклянный столик.

— То есть ты решил бросить меня? — в лоб спросила, отметая цветистые выражения.

— Не бросить, Кир. Мы просто останемся друзьями, — он смело выдержал ее взгляд.

— Остаются друзьями по обоюдному решению. А ты бросаешь меня! — припечатала она.

— Хорошо, — устало вздохнул он. — Пусть так.

— Почему?

Резонный вопрос. Они вместе почти три года. Целая вечность. Все уже негласно считали их мужем и женой. Правда, у Стаса случались походы на сторону, но об них Кира даже не догадывалась. А последние полгода он был верен ей, потому что осточертело все. Все казалось пресным. Стас понимал, что это из-за того, что он прекратил употреблять фен, поэтому он ударился в экстрим, чтобы стимулировать выброс адреналина. Но добиться эффекта становилось все сложнее. А без этого желание не возникало… До сегодняшнего дня. Маринка изменила все. Маринка! Он ведь обещал написать ей перед сном. Взгляд на часы — уже почти два. Твою мать!

— Я не люблю тебя, — грубо получилось, но хотелось уж поскорее избавиться от тягостного разговора.

— И когда ты это решил? — словно прокурор пытала Кира.

— Давай обсудим это потом, окей? — уже мягче произнес Стас. — Я просто хочу, чтобы ты знала, что я отдал сегодня Гарику катер и прошу тебя тоже забыть про этот дурацкий спор…

— Так во-от в чем дело! — насмешливо протянула Кира. — А я-то думаю. Куда ты пропал? Это в ней дело? — Кира имела слишком острый ум, чтобы все сопоставить, сделать выводы и вынести вердикт. — Ты поймал азарт. Это пройдет. Она отказала тебе, и ты увлекся. Понимаю тебя, — она кошечкой метнулась к нему, оседлала его колени и обняла за шею. — Расскажи, как это было?

— Кир… Пожалуйста…

Стас расцепил ее руки и, обхватив за бедра, сдвинул ее с себя.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

СПАСИБО ЗА ВАШ ЛАЙК!

Это была 5(2) глава "ЭФФЕКТ БЕРКОВИЧА" Алиса Атрейдас

НАЧАЛО

НАВИГАЦИЯ по каналу ЗДЕСЬ

Группа автора в ВКонтакте