Предложены поправки в УПК РФ по "статье Голунова" № 228.1

11 March
(C) Wikimedia commons
(C) Wikimedia commons

В УК РФ имеются статьи, связанные с незаконным производством, пересылкой и сбытом наркотиков и их прекурсоров (далее - вещества). Это в т.ч., статьи 228.1, 228.4. Если первая из указанных статей указывает непосредственно на наркотические вещества, то вторая - на их прекурсоры. Прекурсоры в широком смысле - это то, из чего можно произвести дурман.

Указанные статьи УК предусматривают наказания - от штрафов до 20 лет лишения свободы. Наказания суровые и приговоры по этим статьям - не редкость. Но, увы, иногда случаются перегибы.

Один из таких перегибов стал достоянием широкой общественности - дело журналиста Голунова. Вкратце. Журналист И. Голунов был задержан по подозрению в сбыте наркотиков. Прокурор требовал от 10 до 20 лет лишения свободы, однако, дело развалилось. Сначала Голунов перешёл в статус свидетеля, а затем и вовсе был отпущен на свободу. Дело получило широкий общественный резонанс. Впоследствии один из полицейских (теперь уже экс) признался, что подбросил наркотики журналисту.

И вот, последовала реакция Правительства РФ в виде законопроекта изменений в Уголовно-процессуальный Кодекс России. Изменения коснутся как раз упомянутых статей 228.1 и 228.4 УК РФ.

С принятием проекта (а то, что его примут, сомнений нет никаких), уголовное дело по указанным статьям не смогут быть возбуждены при отсутствии сведений:

  • о виде
  • массе
  • наименовании наркотических средств (прекурсоров).

Кроме того, для возбуждения уголовного дела потребуются также достаточные данные, указывающие на передачу указанных веществ другим лицам.

Само Правительство обосновало проект так.

Он направлен на обеспечение защиты граждан от проведения проверок и возбуждения дел без наличия достаточных для того сведений. Побочным эффектом проекта названа концентрация усилий правоохранителей по борьбе с оргпреступностью в сфере незаконного распространения наркотиков.

Далее Правительство написало о том, что борьба вовсю прогрессирует, однако, результаты не самые блестящие. Почему? Потому, что наркотики остаются доступны, например, в зарубежном сегменте Интернет. Это, в свою очередь, указывает на неэффективность действующего закона. А значит - нужно менять.

Ожидаемыми результатами будущих правок в пояснительной записке названы:

  • усиление требований к работе правоохранителей и, как следствие -
  • усиление позитивного настроя в обществе.

Приятно, когда Правительство заботится о позитивных настроениях граждан. К слову, об эксперте написано довольно мало, ровным счётом ничего. Тут, по всей видимости, придётся руководствоваться базовыми принципами, прописанными в УПК РФ и других законах. Однако, соль вопроса не в том, что установит эксперт. Если взять случай с Голуновым, где полицейский признался в подбросе веществ, то можно смоделировать ситуацию следующим образом.

Допустим, вещества подброшены, решается вопрос о возбуждении дела. Эксперт установил их массу, наименование и вид. Но как это влияет на факт подброса? Никак, если подброшены настоящие вещества, а не муляж. Эксперт устанавливает характеристики подброшенного, но не обстоятельства их появления в том или ином месте.

Существенным видится то, что для возбуждения дела потребуются данные о передаче веществ иному лицу. На это указал и Верховный Суд в Постановлении Пленума от 30 июня 2015 г. N 30. ВС пояснил, что об умысле сбыть может свидетельствовать, в т.ч., хранение веществ лицом, их не употребляющим. Следовательно, сам факт хранения таким лицом (лежало в тумбочке) уже может свидетельствовать о намерении сбыть.

Значит, хранение должно указывать на умысел сбыть вещества. Иначе сама по себе передача теряет смысл, либо же направлена на непосредственное употребление. А это уже не подходит под ст. 228.1 УК РФ. А поскольку статья 228.1, вменённая в своё время Голунову, говорит о сбыте веществ, то разъяснения высокого суда могут войти в некоторую коллизию с предлагаемыми Правительством изменениями.

Допустим, передачи нет, но хранение есть, что говорит о намерении сбыть. Будет ли хранение без передачи поводом для отказа в возбуждении дела? Не могут же вещества лежать в тумбочке вечно. И не станет ли это способом для настоящего преступника избежать наказания?

Создаётся ощущение, что правки, всё-таки недостаточно проработаны и могут дать эффект, прямо обратный ожидаемому. том числе, в плане позитивного общественного настроя.

Подписывайтесь на наш канал, если материал пришёлся вам по вкусу, делитесь с друзьями в социальных сетях, возможно, им тоже будет интересно. Больше материалов также на нашем сайте https://restra.net