Агент А-201 «Брайтенбах», или феномен Вилли Лемана

По окончании 1 Мировой войны после подписания унизительного для Германии Версальского мирного договора страна была ввергнута в хаос, нищету и безработицу. Возмущение вернувшихся с войны фронтовиков не знало границ, обстановка в стране была до предела накалена и взрывоопасна. Нужна была общая идея и политическая сила, способная сплотить униженный и обнищавший народ и повести его за собой. Этой идеей оказался национал-социализм, ядовитые семена которого упали на благодатную почву агонизирующего германского государства. С начала 20-х годов XX века в немецких городах активизировались коричневорубашечники Рема, устраивавшие погромы еврейских магазинов («Хрустальная ночь» или «Ночь разбитых витрин») и жестокие избиения инакомыслящих. Зарождался и креп германский фашизм, коричневая чума XX столетия.

Коричневорубашечники в Германии.
Коричневорубашечники в Германии.

Далеко не всем в Германии пришлась по вкусу новая идеология. На фоне массовой нацистской истерии немцы, не согласные с новым политическим курсом страны, в большинстве своём предпочитали не вступать в открытую борьбу с нацизмом, осознавая на тот момент бесперспективность и опасность сопротивления: поборники нового режима жестоко расправлялись со своими противниками, и тому было великое множество примеров. Одним из таких несогласных с идеями нацизма был успешный немецкий контрразведчик Вильгельм Леман.

Вильгельм Леман
Вильгельм Леман

Биография молодого Лемана вполне типична для отпрыска небогатой интеллигентной немецкой семьи конца XIX столетия. Родившийся в 1884 году под Лейпцигом в семье учителя Густава Лемана, Вилли не пошёл по стопам отца. Бросив гимназию, ещё подростком устроился подмастерьем к столяру и вскоре вполне основательно освоил столярное дело. Вскоре 17-ти летний юноша пошёл добровольцем-юнгой на кайзеровский флот, где добросовестно «оттрубил» 10 лет, дослужившись до унтер-офицера. Полученные по окончании службы от флотского начальства положительные характеристики и рекомендации помогли Леману в дальнейшем трудоустройстве: он был принят на службу в криминальную полицию Берлина. Вскоре полицейский Вилли Леман стал известен в полицейских и криминальных кругах как весьма успешный сыщик, раскрывавший самые запутанные дела и «висяки».

К началу Первой Мировой войны Леман уже служил в полицейской контрразведке и преуспел в разоблачениях и поимках иностранных агентов, действующих на территории Германии. По окончании войны он был вполне заслуженно награждён Железным крестом.

Железный крест периода Первой мировой войны
Железный крест периода Первой мировой войны

Дальнейшая карьера контрразведчика совпала по времени с зарождающимся в Германии нацизмом, к которому Леман отнёсся с глубокой антипатией. Однако он осознавал, что все разговоры об этом были чреваты не только крахом карьеры, но и представляли серьёзную опасность для жизни. Только одному человеку, своему лучшему другу и бывшему сослуживцу Эрнсту Куру, Вилли поведал о своём недовольстве зарождающимся новым порядком в любимой Германии. Это кажется невероятным, но контрразведчик Леман не разглядел в своём давнем друге… агента внешней разведки СССР, связанного с русской резидентурой в Берлине! Именно через Эрнста Кура в 1929 году немецкий контрразведчик Вилли Леман был завербован советской разведкой и дал согласие работать на Страну Советов под агентурным псевдонимом «Брайтенбах» и номером А-201. Вербовка Лемана была проведена мастером своего дела советским разведчиком Василием Зарубиным, который впоследствии и стал куратором Лемана-Брайтенбаха под псвдонимом «Бетти».

Советский разведчик Василий Зарубин (Бетти)
Советский разведчик Василий Зарубин (Бетти)

С приходом к власти нацистов во главе с Гитлером в 1933 году полицейская контрразведка в полном составе перешла во вновь созданную тайную полицию, печально известную под наименованием «гестапо». По рекомендации своего советского куратора Вилли Леман вступает в ряды НСДАП. В 1934 году образцового служаку охотно принимают на службу в СС и повышают в звании до гауптштурмфюрера. Будучи доверенным лицом Германа Геринга, он принял активное участие в знаменитой «ночи длинных ножей», в результате которой был ликвидирован ставший опасным для Гитлера руководитель штурмовых отрядов Эрнст Рем и его штурмовики.

Эрнст Рем и его штурмовики
Эрнст Рем и его штурмовики

После этого авторитет Лемана и доверие к нему со стороны видных нацистских бонз очень укрепились, что было только на руку советской разведке: информация о грядущей политике Гитлера по отношению к СССР имела во истину неоценимое значение, а эти сведения Вилли черпал, как говорится, из первых уст. Чистка по инициативе Геринга в 1935 году аппарата тайной полиции от «подозрительных и неблагонадёжных элементов» не затронула Лемана, его лояльность фашистскому режиму оказалась вне подозрений, что повысило значимость и ценность Брайтенбаха в глазах его советских кураторов. Информация, которая по специально созданному индивидуальному каналу связи поступала от Лемана в СССР, действительно была уникальной. О работах немецкого конструктора ракетного оружия Вернера фон Брауна над проектом ФАУ и расположении ракетных испытательных полигонов советское руководство впервые узнало именно от агента Брайтенбаха ещё в середине 30-х годов.

Вернер фон Браун и его детище ракета  ФАУ
Вернер фон Браун и его детище ракета ФАУ

Огромную ценность представляли данные о разработках и внедрении в производство новейших образцов бронетанковой и авиационной техники, а так же химического оружия. Строительство ускоренными темпами германского подводного флота так же не ускользнуло от внимания Лемана: заказ на постройку одновременно 70 субмарин на германских верфях чётко сигнализировал об усиленной подготовке Германии к агрессивным действиям на море.

Немецкие подводные лодки
Немецкие подводные лодки

Среди прочего была вскрыта неблаговидная роль США в перевооружении германской военной машины накануне Второй Мировой войны. Донесения о структуре и составе кадрового аппарата Управления имперской безопасности были высоко оценены в Советском Союзе на самом высшем государственном уровне. Были составлены и переданы куратору подробнейшие характеристики высоких должностных лиц РСХА – Мюллера, Гейдриха, Шелленберга, Канариса… Эти данные должным образом использовались советским государством в противостоянии с набирающим силу германским нацизмом. О том, что Германия собирается принять самое непосредственное участие в фашистском мятеже в Испании на стороне франкистов, советское руководство так же узнало от агента Брайтенбаха.

Во времена Гражданской войны в Испании
Во времена Гражданской войны в Испании

Терять агента такого высокого ранга и такой информированности было бы непростительным упущением, однако такой казус у советских разведчиков всё же случился. Отозванный в Москву куратор Лемана Бетти-Зарубин был направлен на работу в США, а оставленный им канал связи для Брайтенбаха оказался весьма ненадёжным. Практически вся советская берлинская резидентура в 1937 году была так же отозвана в Москву, где большинство сотрудников и члены их семей были необоснованно репрессированы. Получилось так, что ценнейший агент Брайтенбах накануне Второй Мировой войны почти на полтора года остался без связи с Центром! Исключительно важная информация по подготовке Германии к новой войне накапливалась и безнадёжно устаревала…

После затянувшейся вынужденной паузы связь с агентом всё-таки была налажена, и от Лемана пошли бесценные сведения о готовящемся нападении на Советский Союз. В августе 1940 года Гитлером была подписана Директива №21, более известная как «План Барбаросса». Сам план добыть не удалось, но основные его тезисы и направления главных ударов стали известны советскому руководству именно благодаря агенту Брайтенбаху.

Карта плана "Барбаросса"
Карта плана "Барбаросса"

Весной 1941 года от Лемана всё чаще и чаще стали поступать донесения о сроках начала войны против Советского Союза. Последняя информация была получена 19 июня 1941 года. До сведения советского руководства доводился секретный приказ Гитлера по войскам на советско-германской границе, которым предписывалось в 3 часа утра 22 июня 1941 года начать боевые действия против СССР. Телеграмма, отправленная в Центр, не была своевременно передана Сталину: репрессии против разведчиков-«паникёров» ещё были свежи в памяти их последователей…

С началом войны с Советским Союзом связь с агентом Брайтенбахом была окончательно потеряна, так как отработанных каналов связи на случай военных действий попросту не существовало. Колоссальное упущение советской внешней разведки! Долгое время о судьбе Вилли Лемана не было неизвестно ничего. Было установлено, что однажды в декабре 1942 года он был ночью вызван к себе на работу в гестапо, что в общем-то было давней и устоявшейся практикой, но домой он больше не вернулся…

А произошло следующее. Для восстановления канала связи с ценным агентом на оккупированную советскую территорию были заброшены на парашютах немцы-антифашисты Альберт Хесслер и Роберт Барт, которые должны были под видом солдат-отпускников прибыть в Берлин, связаться с антифашистской организацией «Красная капелла» и выйти на Брайтенбаха. В декабре 1942 года в Берлине гестаповцами были проведены массовые аресты членов этой подпольной организации. Всего было арестовано 119 человек, в том числе и связные из Москвы.

Альберт Хесслер погиб под пытками, но не сломался, а Роберт Барт, спасая свою арестованную гестаповцами жену, дал согласие на сотрудничество с нацистами. Именно по его показаниям Брайтенбах был опознан и разоблачён. После ареста Вилли Леман не был подвергнут судебному преследованию со всеми соответствующими процедурами, а просто был по-тихому расстрелян в подвалах тюрьмы на улице Принц-Альбрехтштрассе. Судя по всему, руководству СС и рейха не хотелось доводить до подчинённых позорный для организации факт предательства сотрудника столь высокого ранга. Учётная карточка арестанта Вильгельма Лемана, на которой не была указана причина ареста, была впоследствии обнаружена при разборе руин тюрьмы…

Здание гестапо на Принц-Альбрехтштрассе в Берлине
Здание гестапо на Принц-Альбрехтштрассе в Берлине

Феномен Вилли Лемана так и не был окончательно разгадан. Достоверно неизвестно, что сподвигло столь высокопоставленного немецкого чиновника на сотрудничество с советской разведкой: искренняя ненависть к нацизму или просто материальная заинтересованность. Дело в том, что агент Брайтенбах получал довольно-таки высокую плату за свою информацию, и эта сумма значительно возрастала вместе с его продвижением по карьерной лестнице третьего рейха. В любом случае, остаётся только сожалеть, что столь высокий потенциал Лемана как разведчика так и не был в полной мере использован советскими спецслужбами в борьбе с германским фашизмом…

Автор: Геннадий Иванов