Влюбленная в снег и лёд: удивительный мир Луизы Бойд

На протяжении тысячелетий женщины довольствовались своим уделом хранительницы домашнего очага. И хотя путешествия, как и многие другие «суровые занятия», издавна считались исключительно мужской прерогативой, на горизонтах истории то и дело появлялись новые звездочки, сияние которых до сих пор освещает нам путь. Эстер Стэнхоуп, Александра Потанина, Мэри Кингсли, Энни Пек, Элизабет Кокрейн, Фрея Старк, о которых мы расскажем в ближайших выпусках – пусть они и не сделали потрясающих открытий, но их способностью преодолевать трудности, отвагой и любознательностью нельзя не восхищаться.

Особое место в этом достойном уважения списке занимает Луиза Арнер Бойд (1887 – 1972).

Луиза Арнер Бойд (1887 – 1972)

Эта прославленная исследовательница и путешественница стала первой женщиной, покорившей Арктику. Но кто она на самом деле? Почему, обладая огромным состоянием, она избрала стезю первопроходца, которую сама же и прокладывала наперекор колючим снегам и сбивающим с ног ветрам? Как она решилась отправиться в земли «восточных крессов» и почему была ими покорена? Какие удивительные открытия ее ожидали?

Сила мечты

А началось все еще в детстве... Семья Бойдов была очень состоятельной – глава семьи владел несколькими шахтами на золотых рудниках – и проживала в одном из городков на западном побережье Калифорнии.

Маленькая Луиза с матерью Луизой Кук Арнер. 1888 г.
Маленькая Луиза с матерью Луизой Кук Арнер. 1888 г.

Сан-Рафаэль в те годы был поистине злачным местом – его тесные улочки, вьющиеся среди зеленых холмов, так и кишели гангстерами, наркодилерами, проститутками и целыми толпами заезжих «гастролеров» самого разного пошиба.

Городок процветал и быстро разрастался, поэтому даже богачи не могли себе позволить больше изоляции и безопасности, чтобы оградить детей от губительного влияния улицы. Однако Луизе удалось сохранить свою добропорядочность, пытливость ума и не утратить влечения к учебе, исследованиям и научным трудам.

Родные Луизы всегда отмечали ее неординарность, импульсивный и эксцентричный характер, который, как они считали, и стал впоследствии причиной ее неодолимой тяги к приключениям. Девочка частенько отправлялась к дальним холмам, предварительно собрав котомку со снедью и прихватив с собой сучковатую палку, которую называла «посохом странника». За подобные вылазки родители ее неизменно наказывали, но никогда не пытались «искоренить» исследовательские устремления, даже если они не достойны истинной леди.

Взросление Луизы пришлось на особенные времена, когда у всех на слуху были бесконечные научные открытия, смелые исследования и дерзкие экспедиции в самые невероятные уголки мира. Уже к совершеннолетию Луиза точно знала, чему посвятит свою жизнь, и это были не просто путешествия «чтобы посмотреть мир», а путешествия в неизведанные суровые края, куда не добирался цивилизованный человек. При этом она не стремилась что-то покорять или кого-то завоевывать – свою миссию она видела исключительно мирной, созидательной и научно ценной.

Зрелость и достижения: к мечте шаг за шагом

Великодушие – самая яркая фамильная черта Бойдов. Когда братья Луизы умерли от болезни сердца, в память о них родители отдали большую часть своей недвижимости на нужды города и отправились вместе с дочерью-подростком путешествовать по Европе. Именно тогда будущая «Леди Арктика» впервые ощутила, что ее мечты превращаются в реальность. В то время, пока другие путешественники любовались чудесами архитектуры и удивлялись музейным экспонатам, Луиза посещала библиотеки, университеты, научные сообщества и, подобно губке, впитывала в себя крупицы знаний.

1918 год ознаменовался трагическим для многих стран событием – пандемией лихорадки-«испанки», унесшей жизни свыше 90 млн человек. Тогда Луиза была одной из первых, кто отправился на помощь больным в качестве медсестры.

Больные "испанкой" в период пандемии в Европе
Больные "испанкой" в период пандемии в Европе

Поработав в Европе и убедившись, что медицинского персонала там хватает, неугомонная первооткрывательница отправилась в Египет, где она могла быть (и была!) гораздо полезнее. Вскоре девушка совершила и другой невероятный поступок – по возвращении в Америку она объехала все штаты США, подробно описывая свои наблюдения в дневниках.

В 1919 году, когда родители Луизы, тяжело переживавшие утрату сыновей, скончались один за другим в течение года, 32-летняя наследница стала обладательницей многомиллионного состояния. Для нее, единственной представительницы семейства Бойдов, это было и ударом, и одновременно облегчением: теперь ее не связывала обязанность постоянно находиться при родителях, боявшихся ее потерять, и она может полностью посвятить себя мечте. И тогда Луиза приняла решение, которое навсегда оставило ее след в истории – теперь она будет путешествовать, исследовать этот мир и заниматься наукой.

Влюбленная в ледники

Луизу Бойд называли по-разному – и богатой выскочкой, и дамой со странностями, и транжирой отцовских миллионов. Но самый заслуженный из эпитетов – «Королева льдов». Впервые увидев в 1924-м голубоватые ледники архипелага Шпицберген, девушка навсегда подарила им свое сердце. После этой встречи прошло без малого два года, и вот уже Луиза снаряжает собственную экспедицию и отправляется севернее Шпицбергена – к Земле Франца-Иосифа с ее лютыми холодами и полярной ночью, которая длится 4 месяца. Так Луиза Арнер Бойд и стала первой женщиной-исследовательницей Арктики.

Луиза Арнер Бойд позирует с белым медведем на своем корабле «Хобби» летом 1926 года, и корабль «Веслекари»
Луиза Арнер Бойд позирует с белым медведем на своем корабле «Хобби» летом 1926 года, и корабль «Веслекари»

Эта первая экспедиция стала счастливым билетом Луизы в мир знаменитостей. Привезенные из «ледового путешествия» семь сотен фотографий, 7 километров отснятой кинопленки и дюжина шкур убитых ею белых медведей сделали из хрупкой женщины-чудачки прославленного морского волка. Журналисты были готовы на все, лишь бы взять у этой «Полярной Дианы» долгожданное интервью, а известные исследователи того времени с удовольствием цитировали ее работы.

Великодушие и благородство

Луиза Бойд, уже давно известная как «Леди Артика», продолжала будоражить не только умы простых обывателей, но и светлые головы представителей мирового научного сообщества. Некоторые восхищались ею, а некоторые откровенно смеялись над попытками «досужей женщины» показать людям красоту этого мира. Но даже самые убежденные скептики вскоре были вынуждены замолчать. В очередной раз Луиза проявила благородство, свойственное ей по происхождению, и великодушие, унаследованное от родителей.

Луиза Бойд в 1925 году
Луиза Бойд в 1925 году

Когда летом 1928-го в Артике пропала трансполярная экспедиция Умберто Нобиле, на ее поиски отправился известнейший исследователь того времени норвежец Руаль Амундсен. Нобиле и его друзей в итоге спасли, однако Амундсен бесследно исчез на просторах этого ледяного мира. И Луиза, снарядив свою шхуну «Хобби», одной из первых отправилась к Медвежьему острову, чтобы помочь в поисках пропавших.

Очевидцы вспоминают, что эта мужественная женщина, которую все считали обычной миллионершей-сумасбродкой, наравне с мужчинами несла вахту и делала все возможное, чтобы найти людей. Несмотря на все ее отчаянные попытки, Амундсена так и не удалось спасти. За великодушие и благородство Луизу по возвращению в Норвегию наградили Крестом Святого Олафа. Так «мадам Луиза» стала третьей в мире женщиной, удостоенной чести быть кавалером этого самого почетного ордена Норвегии. И это было началом признания, которое затем открыло ей двери в научный мир.

Арктика
Арктика

Живущие на водных путях

В 1934 году, после посещения в Варшаве Международного конгресса географов, Луиза получила разрешение снарядить экспедицию в Западную Беларусь. В первую очередь она побывала в Пинском Полесье, входившем тогда в состав Туровского княжества. Женщину, повидавшую буквально все на свете, удивили и пейзажи, и люди. По фотографиям путешественницы и описаниям местности весь западный мир того времени узнал о жителях этого удивительного края с его бескрайними болотами, зелеными дубравами и многочисленными реками.

Снимки жителей Полесья, сделанные Луизой Бойд в 1934 году
Снимки жителей Полесья, сделанные Луизой Бойд в 1934 году

Увидев переполненные детворой селенья, американская исследовательница была поражена высоким уровнем деторождаемости. В ее «Полесском дневнике» есть множество упоминаний о колоритной полесской культуре и уникальном этническом стержне трудолюбивого народа, населяющего эти края. Сам Пинск она называла «перекрестком путей», а его красочные ярмарки – «местом, где встречаются разделенные водой люди».

Благодаря полесскому фотоархиву Бойд современникам досталась в наследство возможность увидеть и прочувствовать живую историю аутентичного Полесья, еще недавно пребывавшего в совершенно иной эпохе. И эта аутентичность не только принимает с достоинством любые вызовы времени, но и задает новые, по-настоящему актуальные аспекты. В Белоруссии Луизе установлен памятник, а на Пинщине в честь 80-летия ее легендарной экспедиции создан специальный туристический маршрут.

На благо Родины

С войной, смертельное дыхание которой многие ощутили еще в 1938-м, жизнь Луизы кардинально изменилась, как и жизнь всех других людей. К концу тридцатых Бойд уже имела приличный вес в научном сообществе, поэтому к ней обратились представители правительства США с особой просьбой. Для человека, посвятившего себя исследованиям, выполнить ее было непросто – нужно было неопределенное время не предавать огласке результаты исследований некоторых районов холодного севера и, в частности, Гренландии. В правительстве были обеспокоены рисками такого рода публикаций, ведь ими могли воспользоваться нацисты, чтобы создавать там военные базы.

Исследования в Гренландии. Конец 1930-х
Исследования в Гренландии. Конец 1930-х

Затем, когда Вторая мировая уже была в разгаре, Бойд получила от властей еще одно спецзадание – по изучению магнитного поля Северного полюса, служившего тогда чуть ли не единственным международным каналом связи для Европы и США. Луиза отлично справилась со своими задачи и заодно разработала концепт по обустройству военного аэродрома на территории Баффиновой Земли. Уже после войны ее заслуги были признаны мировым географическим сообществом.

Достаточно ли было этого Луизе? Вовсе нет! Даже в зрелом возрасте этой даме не сиделось в тиши и покое: тяга к приключениям не давала ей уйти на пенсию и наслаждаться достигнутым. И вот в 1955-м, несмотря на свои 67 лет, она отправляется в самостоятельный полет над Северным полюсом, чтобы к списку своих достижений добавить еще одно – стать первой из женщин, кому довелось пересечь полюс и побывать «на краю земли». А спустя 5 лет Луиза становится еще одной первой женщиной – женщиной, которая была принята в Американское географическое общество.

Луиза Бойд подписывает глобус в Американском географическом обществе. 1938 год.
Луиза Бойд подписывает глобус в Американском географическом обществе. 1938 год.

Миллионы, камелии и наука

Луизу нередко за ее спиной называли еще и дамой с камелиями. Примечательно, что именно эти цветы однажды стали своеобразной визитной карточкой легендарной исследовательницы Арктики. Появившись на одном из светских приемов с цветком на шляпе, она словно намекнула людям, что отнюдь не относится к маскулинным женщинам и что даже такие, как она, могут оставаться нежными и прекрасными, как эти цветы.

Кстати, к преклонному возрасту Луиза стала обладательницей одной из лучших коллекций камелий на западе, которые она трепетно разводила, не жалея денег на самые оригинальные образцы. К сожалению, о ее личной жизни известно мало. Но разве это важно, если мы знаем, что сегодня Луиза Бойд входит в ТОП-10 первопроходцев мира. А все свои миллионы, вплоть до последних сбережений, она вложила в науку, тем самым доказав миру, что деньги – это не просто средство достижения целей. Это возможность сделать мир лучше.