Жизнь и быт на первой полярной станции в 30-е годы ХХвека

Фото: Вера Костамо, участник фотоконкурса "Самая красивая страна"
Фото: Вера Костамо, участник фотоконкурса "Самая красивая страна"

На прошлой неделе мы писали об уникальной "Голубой книге" – летописи первой советской полярной станции "Бухта Тихая". Её копию передали в нацпарк "Русская Арктика". Наши коллеги пообщались с потомками начальника этой полярной станции Иосифа Битриха.

Первыми на зимовку на острове Гукера (архипелаг Земля Франца-Иосифа) высадилась экспедиция Георгия Седова. Это произошло в 1913–1914 годах. Лишь спустя 15 лет, в 1929 году, на острове появилась советская полярная станция "Бухта Тихая". Одна из самых героических страниц её истории – зимовка с 1940 по 1945 год, во время Великой Отечественной войны, в течение которой полярникам удавалось вести наблюдения за погодой и передавать в столицу метеорологические сводки. "Бухта Тихая" функционировала до конца 1950-х годов, а затем утратила своё значение. С 2011 года в бухте находится база национального парка "Русская Арктика".
Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

Чёрно-белая фотокарточка. На ней пятеро взрослых – трое женщин, двое мужчин. Взрослые стоят за скамейкой, на которой расположились главные герои кадра – трое малышей. Вот он, новый генофонд Страны Советов, щекастые малыши, одетые в нежные чепчики и распашонки. Одна девочка постарше – её зовут Северина, рядом её трёхмесячный брат Родварк и совсем крошечная малышка Зефрида.

Обычное фото второй половины тридцатых годов – советские люди со своими детьми позируют фотографу. Только люди эти находятся за тысячи километров от материка, от родных домов и благ цивилизации. Фото сделано в августе 1936 года практически на макушке планеты, на 80-й широте на острове Гукера, одном из 192 островов арктического архипелага, затерянного в туманах Ледовитого океана. Девочке Северине на фото уже годик с лишним, она стала первым ребёнком в истории, родившимся на Земле Франца-Иосифа.  

– Мама родилась 27 апреля 1935 года в семье Иосифа и Евгении Битрих. Её отец был начальником полярной станции "Бухта Тихая", мама – бухгалтер, она была на шесть лет моложе супруга, – это воспоминания Евгении Карасёвой, внучки той самой отчаянной Жени, бросившей комфортную Москву и последовавшей за дражайшим супругом в неизвестность.

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

– Бабушка оформляла деду документы в Арктику. Спросила его, с кем он летит. Он ответил, что с женой. Ну и летите, напутствовала Евгения.

Действительно, у Иосифа Битриха в тот момент была семья: трое детей и супруга. Однако Евгения ещё не знала, что Иосиф спешно развёлся с первой женой, а его новой второй половинкой он собрался сделать её, молодую красивую москвичку с обаятельной улыбкой.

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

– Они побежали в ЗАГС, расписались и тут же вернулись на работу, – рассказывает внучка о своих дедушке и бабушке. – А потом они отправились в Арктику, в которой ни он, ни она ни разу не были. Невельск, Южно-Сахалинск, Владивосток, порт Находка, остров Врангеля, Донецк – дед Евгении Карасёвой и её двоюродного брата Вадима никогда не сидел на одном месте. Его, словно кризисного управляющего, партия отправляла в самые горячие точки страны.

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

– Дед ушёл от родителей в 17 лет. Хотя отец его был зажиточным, у него был свой магазин, лавки. Я думаю, Иосиф не хотел продолжать путь торговца, – рассказывает внук Иосифа Вадим Битрих. – Его характер не позволял ему даже представить себя в роли конторского служащего или держателя лавки, всю жизнь стоящего у прилавка. Нет, там была жажда жизни и мечта. Иосиф ушёл на железную дорогу, стал работать кочегаром. А в годы Гражданской войны пошёл командиром взвода связи к Будённому. 

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

Юного хваткого парня новая власть сразу отметила и дала шанс высоко подняться по карьерной лестнице. Иосиф Битрих работал в Коминтерне, руководил гостиницей "Националь" (к слову, одной из самых дорогих, престижных, современных и технически оснащённых гостиниц в стране). Завёл семью, родил детей. А потом случилось то, что повернуло его жизнь на 360 градусов.

– В нашей семье история бабушки и дедушки не просто известна. Слушали её мы раз в полгода точно, – Евгения Карасёва подхватывает канву рассказа. – То есть на всех семейных праздниках и встречах история дедушки – начальника станции в Арктике и моих мамы и дяди, родившихся там, повторялась вновь и вновь.

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

Жажда жизни и нескрываемый азарт помогли Иосифу уцелеть, когда в 34-м году Битриху тонко намекнули: с такой фамилией (австро-венгерского происхождения) ему прямая дорога на Севера. Однако Битриху ещё можно было выбрать – отправиться туда добровольно или под конвоем. В каждой семейной легенде присутствуют и вымысел, и зерно правды. Как обстояла ситуация в реальности, никто уже никогда доподлинно не узнает. Однако уже через некоторое время Иосиф Битрих возглавил полярную станцию, которая была открыта только пять лет назад и находилась ближе к Северному полюсу, чем к Кремлю и любимой партии.

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

Каково это – работать в Арктике? Ссылкой ли считали Иосиф и его молодая жена своё пребывание в высоких широтах?  Судя по фотографиям, бережно хранимым внуками, дедушка с бабушкой чувствовали себя счастливыми и нужными стране людьми.  Молодая семья служила на благо молодому государству и активно укрепляла его генофонд. Всего за историю работы полярной станции "Бухта Тихая" на свет появилось более десяти малышей. Иосиф Битрих был начальником "Тихой" два года, за это время на станции родились трое малышей, двое из которых были его детьми.

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

– Имена выбирали все вместе, всем коллективом, так нам рассказывали родители, – говорят Вадим и Евгения. – Северина от слова "Север", Родварк расшифровывалось как "Родившийся в Арктике", а Зефрида – "Земля Франца-Иосифа", – внуки Иосифа и Евгении рассказывают эту историю, как и все арктические истории их предков, будто сериал, который никогда не надоест, – последнего ребёнка, сына, который родился уже в Москве, назвали Костей, уже без фантазии.

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

Как рожает женщина, которая живёт практически на макушке планеты? Сначала она девять месяцев носит под сердцем старшую дочь, рожает её не дождавшись врача – тот ушёл на охоту, поэтому роды принимает начальник станции – отец ребёнка. Год спустя женщина рожает второго ребёнка, в этот раз сына. Из витаминов – а матери, кормящей двоих детей, необходимы витамины – только лук. Но Евгения счастлива – она на всех фотокарточках улыбается, прижимая своих детей к себе.

Полярное солнце греет спустя 80 лет. На фотокарточке – Евгения Битрих на крылечке своей полярной резиденции. На коленях свёрток – это дочь Северина. Рядом резвятся толстые медвежата. Они пришли на станцию, и их пришлось оставить с людьми. А мать была застрелена.

Фото из архива Северины Битрих
Фото из архива Северины Битрих

– Интересная легенда в семье связана со шкурой этой медведицы, – рассказывают брат и сестра. – Когда шли обратно на пароходе в Москву, у одного из членов экипажа случился день рождения. Ему наш дед подарил шкуру медведицы. В годы блокады в Ленинграде эта шкура спасла семью того человека. Мех был не обработан, и люди ели жилы медведицы, тем самым избежали голодной смерти.

Вадим Родваркович Битрих считает себя похожим на деда, который, бесспорно, является его неоспоримым кумиром. Трое детей, постоянные командировки. Мечта – побывать в Арктике, где родилась их семья.

Евгения и Вадим Битрих на встрече в Архангельске. Фото: Николай Гернет
Евгения и Вадим Битрих на встрече в Архангельске. Фото: Николай Гернет

– Дед побывал во многих уголках нашей страны. После двух лет в Тихой его отправили на остров Врангеля, это были военные, трудные годы. Дедушка вспоминает, как он и его товарищи постоянно жили ожиданием обстрела немецкими подлодками. Потом были Сахалин, потом южные степи Советского Союза. Но именно слова "Бухта Тихая" стали в нашей семье нарицательными, словно пароль в иную реальность.

Фото: Евгения Маслобоева, участник фотоконкурса "Самая красивая страна"
Фото: Евгения Маслобоева, участник фотоконкурса "Самая красивая страна"

Внуки, получившие в наследство квартиру в доме Полярников на Никитском бульваре и звучную фамилию, бережно листают альбом с фотокарточками из Арктики. Они получили нечто совсем иное в память о деде.

– Наши дедушка и бабушка были истинными патриотами. Они любили свою страну, служили Родине и любили друг друга. Мы с детства равнялись на них, на их историю. Меряли свои жизни по ним, сверяли свои поступки.

Беседовала Марина Меньшикова, национальный парк "Русская Арктика"