«К вечеру в наших костюмах собиралось два литра пота». Ликвидатор – о пожарах в Чернобыльской зоне в 1986-м

27 April

Владимир Астахнович в мае 1986 года.
Владимир Астахнович в мае 1986 года.

В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции в нескольких километрах от Припяти произошел взрыв, который разрушил реактор четвертого энергоблока.

В 1 час 30 минут в бой с огнем вступили подразделения пожарной охраны из города Припять. Это были молодые ребята Виктор Кибенок, Владимир
Правик, Василий Игнатенко, Владимир Тишура, Николай Титенок, Николай Ващук. Майор Леонид Телятников, начальник части, был в отпуске. Узнав о беде, он через 20 минут занял свое место на передовой.

С коллегами.
С коллегами.

Но были и другие герои, которые вели борьбу с не менее опасными торфяными и лесными пожарами в 30-километровой зоне заражения. Среди них и молодечненец Владимир Астахнович.

– В мае 1986 года начальник самостоятельной военизированной пожарной части Молодечно, где я служил, объявил на построении, что требуется команда добровольцев для поездки в радиоактивную зону, – рассказывает Владимир Ричардович.

– Как вы попали в пожарную охрану?

– В 1979 году, окончив школу с похвальной грамотой, я поступил без экзаменов в Минский политехникум ордена Трудового Красного Знамени, теперь это Минский государственный политехнический колледж, на отделение противопожарной техники и безопасности. Считаю, что выбор профессии – дело счастливого случая. Я мог поступить на любое отделение.

Когда я стоял у стенда с информацией об имеющихся специальностях, ко мне подошел мужчина и рассказал, что есть такое отделение по технике безопасности, где готовят героев и учат спасать людей от огня. Не знаю, как он понял, что я не определился с профессией. Но его рассказ повлиял на всю мою жизнь. Впоследствии я узнал, что это был заведующий отделением по технике безопасности.

– Как вы решились ехать в Чернобыльскую зону добровольно?

– Если бы не нашлись добровольцы, начальнику пришлось бы самому назначать, кому туда ехать.

Я и мои друзья были отчаянными парнями. Первым вызвался мой товарищ. Я подумал, как он там без меня, и вызвался вторым. Присоединился еще один наш друг со словами: «Если они едут, еду и я».

В результате добровольцев было шестеро. Приехали мы в Минск, где формировали сводный отряд. Сюда вошли пожарные из Борисова, Солигорска и Молодечно. Всего нас было около 20 человек на трех машинах. Уже 24 мая мы были в 30-километровой зоне, в Брагинском районе, в деревне Савичи.

– Неужели не было чувства страха?

– Если что и пугало нас, так это неизвестность. Никто не знал, как защититься от невидимого врага. Разместились мы в здании детского сада. Было видно, что когда эвакуировали детей в садах и школах, люди спешили.

Была паника, страх. Об этом просто кричала обстановка вокруг: разбросанные игрушки, недопитый чай на столе, открытые двери шкафов.

Первый день наш отряд наводил порядок в помещении. Все последующие дни мы тушили пожары с самого утра и до поздней ночи. Наша командировка длилась до 7 июня.

– Что можете рассказать о тех тяжелых боях в мирное время?

– Координаты на боевые выезды к нам поступали из Брагина по итогам авиаразведки. В основном это были пожары на торфяниках. Огромные территории горящего торфа на глубины от 70 сантиметров до полутора метров глубиной. Работали мы в костюмах Л1, на лица – респираторы. Помню, стояла 30-градусная жара и к вечеру в этих костюмах пота собиралось литра два.

«К вечеру в наших костюмах собиралось два литра пота». Ликвидатор – о пожарах в Чернобыльской зоне в 1986-м

– Домой хотелось?

– Работа была настолько тяжелая, что мы не думали о доме. Сил хватало только на то, чтобы умыться и лечь спать. Вот когда возвращались домой – эмоции переполняли. Мы были первопроходцами, которые выполнили свой долг.

Валентина Сопот, ГРОЧС Молодечно
Фото из личного архива героя.
Источник: https://rh.by/ru/2020/04/26/molodechnenec-pro-pozhary/