Заброшенные хутора: как пустеют воронежские деревни. Водяное

РИА «Воронеж» продолжает спецпроект о последних жителях умирающих хуторов и деревень региона. Журналистов интересует, останутся эти населенные пункты на карте через 10-15 лет или исчезнут вместе со своими последними жителями. В этот раз журналисты отправились на хутор Водяное Россошанского района, где зарегистрированы девять человек.

По одним данным, хутор Водяное, относящийся к Алейниковскому сельскому поселению, был основан в XVIII веке. По другой версии, его основали перед 1917 годом переселенцы из села Белогорье, до которого около 50 км. Часть хуторян относит себя к дальним родственникам украинского поэта и художника Тараса Шевченко.

Асфальт заканчивается на самом въезде в хутор, перед которым почему-то установлен знак с его неправильным названием – «Водино». Зато на единственной улице хутора – Мичурина – установлены новые электрические столбы.

– Название хутора связано с узким прудом, разделявшим улицу Мичурина на четную и нечетную стороны. Но несколько лет назад он заилился, ушла вода, так что теперь от водоема осталась лишь сырая канава, заросшая ветлой и ивой, – рассказала корреспондентам РИА «Воронеж» глава Алейниковского сельского поселения Елена Венжега.

На хуторе около 20 домиков, лишь часть из которых жилые. Некоторые куплены россошанцами под дачи, остальные и вовсе брошены.

В самом дальнем домике по правой стороне улицы Мичурина живут супруги Воробей – 65-летний Николай Васильевич и 61-летняя Татьяна Ивановна. Хозяин в молодости работал трактористом в здешнем совхозе «Алейниковский», а его жена – дояркой на ферме. Семейный стаж четы Воробей – 41 год, у супругов двое детей и трое внуков.

– На нашем хуторе никогда не было ни магазина, ни медпункта, а школа – только начальная. Все блага цивилизации недалеко – в Алейникове, до которого 5 км. Моя хозяйка сама печет хлеб, свиньи и куры у нас в хозяйстве имеются, в магазин выбираемся редко – только за сахаром, солью и мукой. Все остальное у нас свое, – рассказал корреспонденту РИА «Воронеж» Николай Воробей.

Во времена СССР в Водяном было около 40 дворов. Семья Воробей уверена в том, что лет через десять их малая родина совсем опустеет.

– Раньше, пока наш пруд не высох, хоть рыба в нем была. Его сразу после войны у нас сделали, все дома стояли так, что хоть из окна удочку забрасывай! Но в 2010 году грунтовые воды ушли, пруда не стало, – посетовал Николай Воробей.

По соседству с супругами Воробей живет 81-летняя Екатерина Горбанева. Несмотря на возраст и больные ноги, женщина легко управляется со своим небольшим хозяйством, а в хате у нее идеальный порядок.

На стене висят фотографии ее первого мужа Сергея, с которым она прожила 16 лет, и сына Толика. Обоих давно нет в живых.

Екатерина Горбанева перебралась в Водяное из соседнего хутора Верхний Киев после смерти мужа в 1975 году. Сергей скончался в 37 лет от инфаркта, оставив жену с двумя дочерьми на руках. Перед этим в пруду в Верхнем Киеве утонул их семилетний сын Толик.

Ребенок плыл на баллоне и соскользнул в воду. Глубина была меньше метра, однако спасти мальчика не удалось. Его отец не раз хотел покончить с собой, пытался топиться, разбиться на тракторе, но все не получалось. В итоге сердце все равно не выдержало, и Сергей умер на рабочем месте.

– С мужем мы жили хорошо. До свадьбы были знакомы всего три дня. Раз он меня с танцев домой проводил, потом еще, а на третий день говорит: «Собрался жениться!». Я ему: «А на свадьбу позовешь?». Он рассмеялся: «Так без тебя ее не будет!». Через десять дней мы расписались, – вспомнила Екатерина Петровна, – После его смерти я переехала в Водяное и вышла замуж во второй раз – за ветеринара Дмитрия Яковлевича, у которого незадолго до этого умерла жена и остались уже взрослые дети. Своих мы с ним не нажили, но для двух моих дочек он стал настоящим отцом. Второй муж умер в 2009 году, и теперь я одна. Одна из дочерей живет в Волгоградской области, а вторая – в Россоши, раз в неделю мне продукты привозит, так что у меня все в порядке.

В погребе у хозяйки запасы на зиму – соленья, компоты – всего около 150 банок. По двору бегают куры – каждую из них баба Катя знает по имени.

По словам Екатерины Горбаневой, главная проблема хутора сегодня – злополучные 200 м дороги от конца асфальта через влажную низину, ведущую в центр Водяного. Весной и осенью преодолеть участок дороги проблематично. Возможно, из-за этого в последние десять лет и опустел дачный поселок, через который россошанцы ехали именно таким путем. Как и семья Воробей, Екатерина Горбанева предполагает, что хутор вымрет: новые люди в нем не появятся, а стариков лет через десять не останется.

Екатерина Горбанева привела корреспондентов РИА «Воронеж» к своей соседке Таисии Тонконоговой, которая живет с тяжелобольной дочерью Аллой. Таисия Владимировна всю жизнь проработала дояркой в здешнем совхозе, ее супруг умер в 2011 году, с тех пор они выживают на пару с дочерью.

Непроста и жизнь коренного жителя Водяного, 60-летнего Михаила Корниенко. Детей и жены у него нет, мужчина живет один. В советское время он трудился на россошанской птицефабрике, а с середины 90-х годов больше никуда не смог устроиться. Стоял на бирже в Россоши, но, кроме вакансии сторожа, ему ничего не предлагали. Поэтому денег, заработанных им самим, Михаил Корниенко не держал в руках почти 20 лет.

– Сестра живет в Россоши, помогает мне продуктами, иногда дает по 100-200 рублей. Бывает, шабашу по окрестным хуторам – кому вскопаю огород, кому отремонтирую электричество, но хозяева все больше рассчитываются не деньгами, а магарычами. Огород у меня свой. Картошка, помидоры с огурцами есть, сейчас занимаюсь оформлением пенсии: если все сложится, в декабре получу первый «транш». Может, как разбогатею, курочек заведу себе, – мечтает хозяин. – А пока наличных даже на сигареты не хватает, а все, что сестра дает сейчас, на автобусе в Россошь прокатываю, чтоб пенсию поскорей оформить.

В антураже более чем скромного интерьера холостяцкой хаты Михаила несколько экзотично смотрится ванна, которую он раз в неделю наполняет четырьмя ведрами нагретой воды, чтобы помыться, а потом постирать белье.

Над крыльцом Михаила висят два небольших флага РФ. Их он прицепил в 2017 году перед Днем России, 12 июня.

– Скоро мне государство будет пенсию платить, вот я и решил так поприветствовать его, – пояснил Михаил Корниенко. – Разбогатею, побольше флаг куплю и на дом повешу