This article contains information about products that may be harmful to your health.

Алкоголь на парусном флоте, и не только. Дания, Швеция.

26 June

Иллюстрация Ян Авриль
Иллюстрация Ян Авриль

Сегодня наше алкотурне по военно-морской истории заканчивается. Напоследок поговорим о скандинавских странах — Дании (которой в Эпоху Паруса принадлежала и Норвегия), а также Швеции (владевшей Финляндией).

Лагер и brännvin

Начнем со шведов.

Основы снабжения шведского флота алкоголем заложил еще Густав Ваза, при котором суточный рацион пива в день составлял 3 литра на человека. Однако… В Швеции было два типа пива: Folköl (в переводе — простое пиво), крепостью 2-3,5 градусов и темный лагер (еще его называют балтийский портер), крепостью 6-10 градусов. Так вот, Ваза приказал поставлять на флот именно лагер, «поскольку морская работа — тяжелая».

Кроме того, лагер обладал важным преимуществом — он мог сохраняться до месяца, тогда как простое пиво прокисало в трюме уже через 5-7 дней.

Шведский рецепт XVII века гласил, что пиво, которое предназначается для поставки на корабли, должно содержать 18 четвертей солода и 18 четвертей хмеля. Пиво же для потребления в портовых кабаках должно содержать 20 четвертей солода и «достаточное количество очень хорошего хмеля, чтобы хранить его достаточно долго». Как свидетельствует эта цитата, высокое соотношение солода и хмеля было необходимо для увеличения срока хранения морского пива. Хмель содержит как гумулон, так и лупулин, которые убивают много вредных микроорганизмов и помогают сохранить пиво. Высокий же уровень хмеля (относительно солода) сделал бы пиво очень горьким.

Romeyn de Hooghe | Wikimedia Commons
Romeyn de Hooghe | Wikimedia Commons

Пивоваренные списки поставок из Швеции в 1599 году также показывают высокое соотношение солода и хмеля для флотского пива. Оный напиток содержал вдвое больше хмеля, чем пиво, приготовленное в том же году для солдат, что подчеркивает важность хмеля для увеличения срока годности морского лагера.

После того, как шведы вышли в океан (в 1638 году в Северной Америке высадились шведские колонисты, которые организовали колонию Новая Швеция), они столкнулись с той же проблемой, что и моряки других стран — в дальнее плавание взять большой запас пива было сложновато.

Так у шведов возникла необходимость перехода на более крепкий алкоголь. Выбор свейских мореплавателей пал на шведскую водку (brännvin), полученную путем перегонки из зерен пшеницы. Кстати, данный рецепт шведы переняли после Ливонской войны у русских.

Fredrik Tersmeden | Wikimedia Commons
Fredrik Tersmeden | Wikimedia Commons

Все было бы ничего, но пшеницы на Скандинавском полуострове не хватало — ее из года в год приходилось закупать у «заклятых друзей» в Польше и России. Поэтому в 1746 году в Швеции начали специально разводить картофель, дабы из него гнать водку.

Изначально суточная норма brännvin на человека составляла 240 мл, но в 1770-х она была понижена до 120 мл в день. Так было дешевле, да и риск оказаться «под мухой» в разгар баталии для шведских мореходов значительно снижался.

Глаз в кружке

Что касается флота Дании, то там алкогольный паек с современной точки зрения был просто запредельный — 4,5 литров (4 кварты) в день на человека!

Karel van Mander III | Wikimedia Commons
Karel van Mander III | Wikimedia Commons

Датчане употребляли белый сладковатый лагер — бройхан (broihan или bryhan) крепостью 5-8 градусов. Бройхан пришел в Данию из Ганновера, причем даже известно имя создателя и дата рецепта — в 1526 году этот сорт разработал и начал продавать пивовар Корд Бройхан из Штеккена. Сам Бройхан долгое время работал помощником мастера пивоварения в Гамбурге, и, вернувшись в Ганновер, сам занялся варкой пива. Приготовленный по рецепту Корда напиток пользовалось бешеной популярностью. Добавим, что он пришелся по вкусу даже самому датскому королю Кристиану II.

Усевшийся на трон Датского королевства через 54 года после Кристиана II, Кристиан IV самолично участвововал в морских сражениях. Причем, согласно легенде, 1 июля 1644 года в битве в Кильском заливе Кристиан IV командовал со шканцев 48-пушечного линейного корабля «Патентиа» сжимая в королевской длани литровую кружку бройхана!

Согласно той же легенде, когда во время баталии Кристиан был серьезно ранен, в вышеупомянутую кружку упал выбитый осколком глаз монарха. После столь памятного инцидента было принято считать, что бройхан освящен королевской кровью, а значит любой подданный датской короны должен пить только этот сорт пива.

Стоит отметить еще один момент. Датчане, наверное, единственный народ, которые использовали пиво не только для питья, но и… как ингредиент для создания чернил. В любой аптеке продавался специальный чернильный порошок, который в случае надобности разводился пивом. Потом эта смесь настаивалась до тех пор, пока пена не осядет и — вуаля! — у вас готовые чернила. Плюсом таких чернил было их относительно легкое выведение с ткани. Стоило капнуть на кляксу чуть-чуть лимонного сока и чернильное пятно исчезало без следа.

Другим, правда, гораздо менее распространенным сортом пива, в датском флоте в XVII-XVIII веках был Hvidtøl (белое пиво), имевшее крепость менее 2%, и довольно сладкое из-за большого содержания солода. Белый цвет у напитка появлялся благодаря тому, что солод обжаривался, а не сушился.

zellerswinegallery | Instagram.com
zellerswinegallery | Instagram.com

В XIX веке самым популярным пивом, поставлявшимся на корабли Kongelige Danske Marine, стало пиво низового брожения Пилзнер (Pilsner). Кстати, именно на этих поставках поднялись такие пивоваренные гиганты, как Carlsberd и Tuborg. Что же касается крепкого алкоголя, то его на датском флоте представлял шнапс.

Вообще, шнапс, это обобщенное название чистых (без добавок) дистиллятов, полученным путем перегонки браги из зерна, фруктов и тому подобного. На территории скандинавских стран шнапс получил название аквавит (производное от латинского выражения aqua vitae).

В Дании в 1620-м году был принят стандарт выделки шнапса из ржи, причем крепостью 43-45 процентов. Продолжателем датского стандарта в XIX веке стал знаменитый «Ольборг», без которого с 1846 года в Дании стали просто немыслимы пасхальные обеды. Норвегия же с 1891 года поддерживает линию в продукции «О.П. Андерсон».

С 1640-х годов доза крепкого алкоголя в день на кораблях Дании составляла пинту в день (550 мл). То есть во всех сражениях со шведами второй половины XVII века над морем висел дикий алкогольный кумар. По крайней мере — со стороны датчан уж точно!

Понятно, что столь пьяные экипажи датское Адмиралтейство не устраивали, и в 1670-х годах дозу крепкого алкоголя сократили вдвое — до 270 мл., а в XIX веке — до 120 мл.

Неугомонный Синебрюхов

Напоследок расскажем историю, в которой причудливо сплелись традиции пивоварения России и Финляндии.

Прологом станет занятная байка.

pappastrong | lnstagram.com
pappastrong | lnstagram.com

Якобы жил в России купец Краснобрюхов, которому, по понятным причинам, его фамилия не очень-то и нравилась. Купчина подумал-подумал, да и подал государю прошение с просьбой как-то фамилиЕ свое скорректировать, дабы… Ну, в общем вы понимаете.

Уточним — поскольку дело происходило в дореволюционной России, при смене фамилии без ходатайства к царю действительно было не обойтись. Но вернемся к Краснобрюхову.

На беду купца у императора Павла Петровича в тот момент, когда ему принесли вышеуказанное прошение, настроение оказалось на редкость хорошим и игривым. Прочитав ходатайство, августейшая особа хмыкнула и поставила на ней следующую резолюцию: «Цвет изменить, брюхо оставить». Так и превратился купец Краснобрюхов в купца… Синебрюхова!

Конец байки.

О том, насколько она правдива, споры не утихают до сих пор. Влезать в них мы не станем, но отметим, что в Российской империи действительно имелась выбившаяся из крестьян в купцы династия Синебрюховых.

Как известно, после русско-шведской войны 1808-1809 годов Финляндия на правах Великого княжества вошла в состав Российской империи. Присоединенные финские территории выглядели весьма перспективными для оборотистых русских «бизнесменов», так что после кончины отца и получения отцовского капитала, купец Николай Петрович Синебрюхов перебрался из Суздальского уезда в Великое княжество Финляндское.

Обосновавшись на новом месте, Синебрюхов стал одним из официальных поставщиков продовольствия и алкогольных напитков для русского гарнизона в Свеаборге.

В 1818 году ушлый Николай Петрович приобрел десятилетнее монопольное право на производство в Гельсингфорсе (ныне — Хельсинки) пива и иного алкоголя.

13 октября следующего года купец Синебрюхов «вытряс» из властей Гельсингфорса официальное разрешение на постройку в районе нынешнего Хиеталахти пивоваренного завода. Так было положено начало существующей по сей день финской пивоваренной компании Sinebrychoff, в которой 13 октября настолько чтут, что отмечают дату сию как День финского пива.

На протяжении многих десятков лет — вплоть до подписания Финским сенатом 4 декабря 1917-го Декларации независимости Финляндии — продукция основанной Николаем Синебрюховым пивоварни пользовалась признанием не только финнов, но и расквартированных на финской территории частей русской армии, а также экипажей кораблей Балтфлота, базирующихся на Гельсингфорс.

Еще одним памятником деятельности неугомонного русского купца стало появление в ассортименте пивоварни Sinebrychoff пива «Koff». Ибо именно так — «Кoff» — называли подвыпившие финны продукцию известной пивоварни, будучи не в силах совладать с правильным произношением фамилии Синебрюхов.

Вместе с пивом Karhu лагер Koff является самым продаваемым легким алкогольным напитком в Финляндии, а обе торговые марки принадлежат Sinebrychoff.

Сергей Махов